Астрономический портал www.galactic.name Українські легенди Астрономия
www.galactic.name
Fri, 23 Jun 2017
Multilanguage

Астрономам
Скачать
ФАЗА ЛУНЫ

Астрономический портал
"Имя Галактики" запущен в сентябре 2007 года. Его цель - популяризация астрономии в самом широком смысле.



Вселенная. Самый полный иллюстрированный путеводитель







Autobahn Nach Poznań (научная фантастика)

Вернуться к категории [ Научная фантастика ]

АНДЖЕЙ ЗЕМЯНСКИЙ

AUTOBAHN NACH POZNAŃ

 (Примечание переводчика: Герои говорят на сленге. Польские слова
 переводятся на русский язык и набираются обычным шрифтом, русские –
 курсивом, английские – латиницей; немецкие – с помощью кириллической транслитерации.
Понимаю,
 что это паллиатив, но... – M.W.)

 

Бетонные штольни были закрыты наглухо. Теперь весь Вроцлав был отрезан от своих подземных бункеров, в большинстве своем переделанных из старых каналов метро, оставшихся еще от немцев, которым сейчас было триста с лишним лет. Шипение пара в разогреваемых котлах машин не давало слышать никакие другие звуки. Люди и животные общались жестами. Температура в выходном бункере быстро повышалась. Вагнер видел, что многие солдаты вообще отказываются от мундиров, надевая пуленепробиваемые жилеты прямо на голое тело. Шлемы, очки, банданы, защищающие глаза от заливающего их пота... Только животные еще как-то держались.

- Слушай, Андрей, - к Вагнеру подошел Долгорукий. – Я тут взял гроссе гевер унд я его пришпандорил на­верх к танку.

- Задолбал ты! – Вагнеру уже осточертел польско-русско-немецкий сленг. Сам он был майором, уроженцем Вроцлава первого класса чистоты... Он знал литературный польский язык и, более того, мог прекрасно говорить на нем. Но здесь, среди наемников, пользование литературным языком было возможно только лишь в том слу­чае, если бы он всем раздал словари. – Собирай аллес труппен.

- Яволь! – Иван вытянулся в струнку. – Так точно!

Взбешенный и уже прилично вспотевший Вагнер взгромоздился в башенку своего транспортера. Хейни приветствовал его улыбкой, Зорг только зевнул.

- Аллес в порядке?

- Отвали, Хейни. Дай мне айн момент.

- Дааа... натюрлих, герр майор. – Поручик уменьшил давление в котле.

Вагнер сбросил свой пропотевший мундир и накинул бурнус прямо на голое тело. В ужасной тесноте ему как-то удалось справиться с кевларовым жилетом, тюрбаном, шлемом, наголовным платком, очками и маской.

- Фриц, Вацлав, Алексей! Что там у вас? Хёрен зи меняется??? Ферфлюхте!

Из за шипения пара его слышал только лишь ближе всего сидящий чех. Ну и, естественно, Зорг. Только Зорг редко когда соблаговолил отвечать на какие-либо вопросы. Что ни говори, но он был поручиком, и носил знак своего звания, гордо вытатуированный на левом ухе. Впрочем, все эти долбаные гепарды едва умели разгова­ривать. Генетические перемены в их организмах, сделанные еще до китайской бомбы, никогда не были на­столько эффективными, чтобы сформировать у них нормальный речевой аппарат. Зорг был исключением – иногда из его хрипа что-то удавалось выловить. А кроме того, он был единственным «настоящим» офицером среди животных. Фактически он мог отдавать приказы даже людям, если те были ниже рангом. Больше всего злились сержанты и хорунжие. «На поводок такого поручика и намордник ему на харю!» – шептались они по углам.

Как же, как же... Прямым начальником Зорга был Вагнер, так что все завистники, самое большее, могли только насыпать ему соли на хвост. Именно этот гепард спас майору жизнь три года назад, как раз посреди Autobahn nach Poznań. Сейчас же он щурил глаза и лениво зевал, пытаясь избавиться от избытка тепла, и при каждом зевке из за клыков показывались ядовитые зубы. Зверь никак не мог сдержаться, и потому пробуждал ужас одним своим видом. И это не было его виной – не он же проектировал генетические изменения своего вида более ста лет назад.

- На унд, кошара? – Вагнер взъерошил шерсть на шее гепарда. – Вшивый день, нихт вар?

- Уггггуууу... – Зорг владел польским довольно неплохо, но гораздо легче ему было пользоваться “Breslauer English” – Fhhhuckin dhaay, yeeep. Shhhhhhit!

 Кто-то открыл двери транспортера снаружи. Капитан в гарнизонном мундире словно из под иголочки подал Вагнеру запечатанный конверт.

- Специальный приказ генерала Барылы! – Польский язык офицера был таким же замечательным, как и его мундир. – Прошу подтвердить получение, пан майор.

Вагнер поставил размашистую подпись и сломал печать, быстро пробежал глазами несколько строчек текста, затем отдал письмо капитану и захлопнул дверь. Кроме него самого и Зорга данного события даже и не отметил. Шипение и клубы пара от котлов дезориентировали любого.

- Vhhhery shhhhhhitty day? Yeeep? – Случившееся отважился прокомментировать только поручик.

- Явольне, - Вагнер пихнул Хайне и указал ему на выездные ворота, потом он почесал поручика за ухом и застегнул пояс безопасности. – Во находятся Позерн Труппен...

Он не успел закончить, потому что его заглушили резкие, паровые свистки. Стальные ворота перед ними внезапно дрогнули и начали раздвигаться, открывая ослепительную белизну подвроцлавской пустыни.

- Форвартс! Наступай! Вперед! – заорали наемники. Броненосные машины, приводимые в движение паровыми двигателями, медленно тронулись. Вначале разведывательная рота, взвод поддержки, штабной взвод с машиной Вагнера, штурмовая рота и прикрытие.

- Фердамте автострада. Ёбаный в рот Autobahn! – Наемники проклинали свою судьбу, связанную с восьмирядным шоссе на Познань, но пока что все было относительно безопасно. Пока что они находились в радиусе действия вроцлавской артиллерии, среди бетонных укреплений, в тени давным-давно непригодных, но являющихся хорошим прикрытием башен противовоздушной обороны.

- Разведка нах обен! – заорал Вагнер, подняв обе руки.

- Ссслишшшшкомммм earhhhhly! – Поручик зевнул, вновь показывая свои заставляющие проявить уважение ядовитые зубы, затем неожиданно фыркнул и отряхнулся, выставив голову через ветиляционное отверстие.

Он был прав, разведку высылать было еще рановато. Просто майор не мог сдержать нервов, хотя был одним из самых исполнительных офицеров Крепости Вроцлав, надеялся на повышение и совершенно не собирался рисковать жизнью своих людей.

По специальной жерди на крышу транспортера взобрался громадный, белый орел. Вагнер понятия не имел, кто назначил этого придурка начальником разведки – скорее всего, чин сержанта он получил только лишь потому, что был воплощением национального герба. Не был он и умнее соколов, которыми пришлось ему командовать, и которые сейчас вздымались в воздух с остальных транспортных машин. Зорг глядел на взлетавших птиц и инстинктивно облизывался. Интересно, а не появилась ли в башке поручика мыслишка слопать сержанта?

 Сейчас они проезжали мимо бетонных укреплений, мимо каких-то противотанковых рвов, бункеров, траншей, разрушенных радарных станций, лазерных отражателей. Кто мог, и у кого не было обязанностей внутри машины, выползал на металлическую крышу, ложась за закрепленными стоймя к бортам броневыми плитами. Дуновение ветра, вызванное движением транспортера, приносило хоть какое-то облегчение. Марта, симпатичная венгерочка, обремененная ручным пулеметом, сползла вниз и на мгновение зависла в лазе на одних руках. Если не считать патронташей, на ней был только кевларовый нагрудник, тюрбан и чарчаф, посему Вагнер с Зоргом без тени смущения пялились на ее болтающиеся полные ноги и депилированный низ живота. Потом они глянули друг на друга.

- Что… Тебя привлекают человеческие самки?

Гепард склонил голову вбок.

- Нну ннеммнноггххо… - признал поручик, переходя на польский язык, чтобы никто из экипажа не мог его понять. – Оннна… выгххляддит вкххуснноо..

Вагнер не знал, обладают ли генетически измененные животные чувством юмора. Ему не хотелось представлять, что гепарды делают с пленными. Он приподнялся на локтях, выставляя голову из башенки и приложил к глазам бинокль. Затем повел взглядом по окружающим их дюнам, тянущимся до самого горизонта песчаным плоскогорьям… Над ними лениво кружили соколы. Машины мчались по восьмирядному шоссе, изрыгая из труб клубы дыма. Наемники, в большинстве своем голяком, только иногда в бурнусах, свернувшись за броневыми плитами, жрали водку, но осторожно и не спеша. Пока что никто из них ничего не втирал себе в десны, не колол рук или бедер. Время для этого еще придет. Пока же что нужно пережить возвращение. Вагнер усмехнулся. Он вспомнил знаменитое изречение: «Легко пережить дорогу «туда» – гораздо хуже с «обратно». Впрочем, пока что им ничего не угрожало, если не считать пары придурков, у которых мозги сварились от жары, и которые могли пальнуть в них фауст-патроном. А вот когда будут возвращаться… Познанские грузовики со снабжением были слишком лакомым куском для мутантов, чтобы запросто их пропустить. Вот тогда настоящая война и начнется. Пока же что придурки прятались в засыпанных песком развалинах. При нападении на штурмовую группу жизнь потерять было легко, а вот поиметь можно было разве что патроны, так что цель не оправдывала средств. Мутанты ожидали возвращения. Они ждали сотни жирных, познанских грузовиков, заполненных жратвой, материалами, топливом и тоннами других полезных вещей. Пока же что башка пряталась в песке. Вот потом они покажут, чего могут…

Орел, командующий разведкой, не был таким уж глупым, как это казалось Вагнеру. Из своего взвода он выделил двух соколов, которые оторвались от группы наблюдателей. Через мгновение и сам майор кое-что заметил в окулярах бинокля. Одинокий голубь. Раненный. Едва летит. Один из соколов сунулся «под курьера», образуя укрытие, которое могло привлечь возможных любителей популять из охотничьих двустволок. Второй летел выше, защищая задницу почтовой птахи от нападений вражеских ястребов. Точно в соответствии с учебником воздушной разведки. Троица соколов и орел кружили в паре десятков метров над ними, чтобы в любое мгновение поддержать защитный патруль. Опять же, точно по учебнику. Голубь, махая крыльями из последних сил, уселся на башенке машины Вагнера. Майор снял у него с лапки полоску с сообщением.

- Алексей. Мутти твою ёб! – рявкнул он. – Займись курьером.

Русский ветеринар взял в руки продырявленного дробью голубя.

- Спокойно, господин майор. Все будет лебен.

Вагнер развернул маленький листок.

«Первому командующему ударной группы: Павелец, генерал, гарнизон Крепости Познань. Прошли блокпост Лешно. Имею донесение, что предыдущий конвой задержан возле бункеров фойербазе Равич. Пробка! В пустыне за Тжебницкими Холмами нуждаюсь в поддержке. Срочно! К исполнению.»

- Черт! – ругнулся Вагнер. – Чтоб ты…

Зорг высунул голову из лаза.

- Whhhat?

- Пробка. Сразу два конвоя. Можно рассчитывать на то, что четыреста пятьдесят грузовиков за холмами находятся под обстрелом.

- Бошшжже, - фыркнул гепард.

К счастью, животным не было известно понятие Бога, это они просто так выражались. Вместо того, чтобы помолиться, поручик громко пёрнул и побрел искать валерьянку, которая у этого сукина кота обязательно должна была иметься где-то среди багажа. Вагнер выругался. Нажравшиеся водки наемники, нажравшиеся валерьянки коты… Вот и все, чем он помог помочь двум окруженным познанским конвоям.

 Вагнер поднял руку с зажатыми в кулак пальцами и несколько раз мотнул ею. Сигнальщики флажками передавали приказ дальше: «Полный вперед!». Паровые машины извлекали из себя остатки энергии, перегревая поршни. Дым из труб сделался гуще. Когда они поднимались на Тшебницкие Холмы, на счетчиках было сто тридцать.

- Ахтунг! Внимание! Готовность! – рявкнул Вагнер, увидав знаменитый, буквально легендарный, продырявленный пулями щит, столь часто описываемый в романах, посвященных сражениям за Автобан нах Познань: «Сейчас ты покидаешь радиус действия артиллерии Вроцлава. Так что теперь справляйся сам. Команда Фестунг Бреслау желает тебе приятного дня!» – Блин! Блин! Блин! – Никогда еще эта надпись не звучала так зловеще.

Но ведь не четыреста же пятьдесят грузовиков одновременно. Езус-Мария…

- Аллес тормозить. Лангсам. – Вагнер пихнул ближайшую сигнальщицу, милую чешку, «одетую» только лишь в автомат, пояс с патронташем и флажки. – Разведку на шоссе!

Первые транспортеры как раз тормозили. Сразу же выпустили и разведывательное отделение. Сотня котов начала вынюхивать обочины шоссе. Давление лапок было слишком небольшим, чтобы привести в действие противопехотную мину, но сам кот мог вынюхать любую мину. Сотня разведчиков вычищала пустыню лучше любого детектора из тех времен, когда в мире еще существовало электричество. Вот только длилась такая разведка ужасно долго. Коты не могли быстро бегать. Они обссыкали все подозрительные места, обнюхивали их, бегали в разные стороны… Какой-то котенок, недавний рекрут, вообще задрых на прогретой солнцем дюне. К счастью, сержант – боевой, опытный рыжий кошара укусил его за хвост и погнал в дело.

Ветеринар Алексей выставил голову из лаза.

- Собаки!!! – завопил он. – Собааакииии!!!! – и указал пальцем направление.

- Хунден! – заорали остальные наемники. – Хунден!

Вагнер и сам уже заметил собак. Через мгновение их появилось еще больше. Мутанты, а может и обычные придорожные бандиты, решили уничтожить разведчиков. Тут они ошиблись. Слишком рано. Коты бросились бежать в организованном порядке, разделившись на две группы. Зато Зорг выпустил свой взвод гепардов в убийственную атаку. Сто… сто двадцать… сто сорок километров в час! Пятнистая смерть добралась до собак и перебила их в мгновение ока. Где-то закудахтал тяжелый пулемет. Наемники ответили прицельным огнем, прикрывая своих животных. Через мгновение отозвались минометы. И буквально тут же запыхавшиеся гепарды возвратились в транспортеры; коты же, довольные как тысяча чертей, мочились на трупы своих несостоявшихся убийц. Разведка вернулась к неспешному выявлению мин.

- Нам надо шнеллеровать… - подскочил к Вагнеру Долгоруков.

- Знаю!

- Они же все будут тодтные… эти ласткрафтваген из Познани…

- Их знаю. Молчи, Иван

- Шайзе, - подключился Хайни и показал на горизонт.

Вагнер увидел полосы дыма от выстреливаемых сигнальных ракет.

- Шайзе, - повторил он слова собственного водителя. Ракеты. Сбившийся в котел конвой был остановлен. Блииииин… Ну и денек. – Катце шнеллер. Кошки, пошли быстрее, ёб вашу мать!

Только котам было на него насрать. Им не хотелось гибнуть ради придурочных человеческих интересов. Свое дело они делали хорошо, тщательно, только медленно. Правда, само шоссе заминировать было нельзя, любые дыры в бетоне были бы заметны еще издали, но ведь под покрытие можно было подкопаться. Потому-то сейчас и нельзя было броситься в молниеносное наступление. Вот и приходилось тащиться со скоростью, с которой мог бежать обычный кот. Километров тридцать в час. Машины же были способны на двести. Шайзе! Фердамте автобан! Десятки бронированных транспортеров медленно стекали с Тжебницких Холмов, шипя паром и клубясь дымом чуть ли не на холостом ходу. Тихий ужас!

Коты продвигались вперед с осторожностью. Мутанты еще пару раз устроили нападение собак. Всякий раз Зорг приносил откушенное собачье ухо в качестве символа молниеносной победы. Тактика мутантов была самоубийственной. Они погибали от пулеметного огня наемников, их секло осколками мин, мутанты рыгали кровью после укуса ядовитых зубов гепардов… Но они тормозили польскую ударную группу, которой приходилось тащиться еще медленней, на самой малой доле мощности своих машин, объезжая мины и подкопы, жаря яичницу на раскаленных кожухах паровых котлов, нажираясь водярой, таблетками и валерьянкой. Тем временем же… два конвоя из Познани застряли в обороне на расстоянии чуть ли не вытянутой руки.

Около шести вечера добрались до блокпоста Жмигруд, заброшенный еще много лет назад, от которого сейчас остались лишь закопанные в песке развалины. Вот тут Вагнер наконец-то мог развернуть собственные силы. Под защитой выжженных еще сто лет назад противовоздушных башен, он развернул наступление на левый фланг мутантов, которые тут же разбежались под убийственным огнем самоходной артиллерии. Затем разведка в пустыню… Коты чертовски устали, но Алексею каким-то чудом удалось их уболтать на бег трусцой. И наконец… Они услышали паровые свистки познанских конвоев.

- Форвартсуйте! Форвартс! Наступай! Вперед…

Русский штурмовой взвод усмирил предполье. Транспортеры дернулись в неожиданном пароксизме скорости. Немцы и чехи прикрыли подъезды и запломбировали боковую дорогу кинжальным огнем. Вагнер направил свои транспортеры вперед. Песчаную возвышенность они пролетели под мяуканье удирающих из под гусениц котов, и вот… Их взгляду открылись те самые четыреста пятьдесят грузовиков. В круговой обороне. Словно выдуманной самым глупым стратегом в мире – кретином, черпающим сведения о тактике из детских книжек про Дикий Запад. Индейцы с луками и храбрые ковбои с кольтами… Круговая оборона в двадцать третьем веке! Только лишь затем, чтобы дать цель получше спецам с другой стороны баррикады, у которых не было ни луков, ни шестизарядных кольтов. Вместо этого у них имелись минометы и базуки. Короче, бойня. Вагнер ругался. Зорг фыркал. Долгоруков запустил настолько сложный многоэтажный мат, что непременно получил бы Нобелевскую премию в области «изящной словесности».

- Майн Готт… - Вагнер закрыл глаза, видя два познаньских, паровых танка, идущих на штурм пустыни. Один моментально накрылся пиздой на мине. Второй, по сути своей представлявший бронированный локомотив, совершенно неконтролируемый на песке и неуправляемый на неровной местности, застрял в яме. Котел наебнулся, заливая экипаж кипятком, так что, буквально через минуту, атака, собственно, и завершилась. – Ё-ка-ле-ме-не… Что же это они делают?

- Яаааа.  Зеер гутно, - буркнул Хейни. – Позернвера им капф.

- Уууу… - Долгоруков сплюнул на пол. – Поляк, дай мне цвай взвода.

- Нахрен, нахрен. – Вагнер никому не собирался давать двух взводов. И уж наверняка не взвод карателей. Он и сам рассчитывал на повышение, так что не собирался дать себя опередить какому-то там поручику. Торчащая на половину в лазе милая чешская сигнальщица начала хихикать.

- Ну что, ребята, - крикнула она. – Отдаете мне приказы?

- Выводи штурмовой взвод и карателей!

- Так, оно… Вир махен им впердолить? Yea?

- Yea.

Она начала махать флажками, не переставая хихикать. Злые языки утверждали, будто батальонный разводящий никогда не глядел на эти цветастые тряпки на палочках в ее руках. О содержании приказа он, якобы, догадывался, наблюдая ее прыгающие буйные груди. Только в это спокойно можно было и не верит. Жара, доходящая до шестидесяти градусов, вдобавок усиленная присутствием раскаленных паровых котлов, вызывала странные аберрации во всех чувствах.

Машины Вагнера потихоньку стекали вниз. Самоходная артиллерия вслепую палила в песок пустыни. Уже можно было слышать познаняков, орущих: «Вроцлав! Вроцлав! А ну поджарьте им задницы!» Сигнальщики размахивали флажками. Русские из штурмового подразделения формировали линию и… И вдруг чешка сползла из люка.

- Божечкииии! Бункер! Там у них фердамте бункер!

- Господи! Я ебу… Мамочка моя родная! – Наемники в бронированном транспортере переглядывались в шоке. Бункер!!! Долбаным мутантам удалось втихаря выстроить настоящий бункер. Которому артиллерийский огонь пофигу.

Долгорукому удалось сохранить остатки рассудка.

- Русские, назад! Назад, нахер, быстро! – рявкнул он через вентиляционный люк.

Штурмовой взвод отступал под огнем тяжелых пулеметов. Артиллерия начала бахать в отблески выстрелов, только это никакого эффекта принести не могло. У них там был бункер. Выстроенный каким-то чудом в укрытии, под надзором ежедневно проезжающих патрулей… Нет, это какое-то блядское чудо. Обосранные мутанты! И как это все им удалось скрыть? Только теперь стало ясно, откуда эта странная, на первый взгляд идиотская тактика сил крепости Познань. Бункер. Вагнер еще какое-то время сидел в шоке, неспособный принять какое-либо решение. Бункер… И вот что теперь ему делать? Послать людей на штурм? Так их же всех перебьют за пару десятков метров. Пустить животных? А как тогда возвращаться во Вроцлав без которв и гепардов?

Зорг возвратился из задней части машины. От него так жутко несло валерьянкой, как будто он высосал запасы из целой нормальной аптеки.

- Шшшшо? Whhhhats now? – Гепарду с трудом удавалось фокусировать взгляд.

- Fuck дих! – Вагнер высунул голову из лаза. Он тут же заработал рикошетом или осколком по шлему и тут же нырнул вниз. Блин! К счатью, под шлемом был еще тюрбан. В противном случае, на лбу появился бы чудный синяк. – Артиллеры, прикрывайте!

Голая чешка боялась выставить руки из лаза, поэтому воспользовалась семафором.

- Аллес бефордерер дуршкеруйте! Цузаммен.

Транспортеры сбились в кучу. У него оставалось буквально несколько секунд для маневра, потому что они как раз подъезжали к первым познанским грузовикам.

- Долгоруков… Не подведи меня!

Русский только ухмыльнулся, потом кивнул головой и прикурил сигарету.

- Выводи группен карателей и щтурмабтайлунген. Пускай разгонятся за нашими броневиками. В атаку им нужно выскочить уже на фолль скорости. Понял?

- Так точно, герр майор.

Иван открыл эвакуационный лаз в полу, опустил свое большое тело на бетон и просто позволил, чтобы транспортер проехал над ним.

- Хайни, немцы с фойрерверферами пойдут сразу же за ними. Ихь вилль нихт, чтобы кто-либо в бункере дожил до ночи.

- Яволь, герр майор. – Хайни, к счастью, хоть понимал по-польски. Нервничая, Вагнер начинал говорить на своем родном языке и забывал даже самые простые немецкие команды. В прошлый раз это чуть не привело к провалу штурма, когда он приказал немцам «въебать сукиным сынам». Легче всего было с русскими. Они понимали все что угодно, на каком угодно языке. Вполне возможно, что даже и по-венгерски.

- Котик, - толкнул Вагнер голую чешку, - гиб мир Позерн командир.

Девица умело начала дергать рукоятками сигнального семафора.

- Так. Вас должна приказать?

- Прикройте меня. Heavy ground attack. Черт! – Он сориентировался, что это же сообщение от одного поляка другому, так что можно забыть про Зоргов жаргон. – Усмирительная атака. Сделай, что сможешь.

Нежные ручки чешки творили чудеса. Потом она припала к перископу.

- Он отвечает… - польский язык она знала недостаточно хорошо, поэтому начала передавать по буквам: - х-о-р-о-ш-о-д-а-м-п-р-и-к-р-ы-т-и-е. У-м-е-н-я-е-щ-у-ч-е-т-ы-р-е-т-а-н-к-а.

Вагнер выскочил из транспортера через боковую дверку и спрятался за броневыми плитами.

- Долгоруков, валяй! – заорал он.

Карательный взвод, состоящий из тридцати тигров, как раз разгонялся под прикрытием транспортеров. Наемники начали стрелять, тут же к ним присоединилась артиллерия, двинулись познаньские танки. Немцы подкачивали свои огнеметы, чтобы добиться нужного давления в резервуарах с напалмом.

 Тигры вылетели из под защиты машин сразу же на полной скорости. Один тут же грохнулся на мине, трое, перепугавшись взрыва, сбились в клубок, едва покинув бетонную полосу шоссе, но остальные мчались.

- Зорг!

Гепарды смешались с немцами. Снова мина. Вторая, третья… Блин! От атаки могли остаться только клочья. Марта, симпатичная венгерка, умевшая превосходно готовить, певшая по вечерам ностальгические песни и уже четырнадцать раз пытавшаяся покончить с собой, поднялась из-за плиты. Она валила из пулемета прямо по угрожающим штурмовикам постам. Ее наверняка бы срезали очередями, но, к счастью, один из познаньских танков задержался и впулил снаряд прямиком в амбразуру бункера. На подходе скучились люди и животные. В бункер влетели тигры, через секунду – гепарды, а потом до амбразур добрались и немцы, сунув в них стволы своих огнеметов.

- Век! Век! Раус! – вопили они зверям. – Ди катцен… Все раус!

И буквально через секунду, когда животные удирали по коридорам, отмеченным котами, люди нажали на курки компрессоров, заряженных напалмовым гелем. Даже они отворачивали взгляды. Вся штука в том, что гель прилипал к коже. И горел. Его нельзя было погасить ничем. Ни водой, ни пеной. В геле имелся собственный окислитель, так что горел он до конца. Именно так, как заявлял производитель.

Когда вопли из бункера несколько утихли, с холмов отозвались тяжелые пулеметы, чтобы обеспечить прикрытие отходящим. Только в бункере уже не было никого, кто был бы в состоянии убегать. Артиллерия перенесла обстрел, и в этот момент все начало успокаиваться.

- Доложить потери. – Вагнер оставил безопасное местечко за транспортером и вышел на дорогу.

Карательный взвод как раз начал традиционную прогулочку по полю боя, и уже можно было не бояться случайных выстрелов. Водители грузовиков все еще торчали в своих укрытиях, но познаньские солдаты тоже уже начали выходить на шоссе. Прекрасно подготовленное и снабженное войско. Вот только, они не понимали сути боев в пустыне, веря в собственные паровые танки, фронтальные атаки и сокрушительный огневой перевес. У них не было таких контактов с бедуинами, как у вроцлавян, так что мало чему могли от них научиться.

- Сигнальщица и офицеры ко мне, - скомандовал Вагнер.

Его свита собиралась в спешке. Потом все они двинулись на встречу с командованием конвоя, которое как раз высаживалось из транспортера более чем стотонного локомотива, наежившегося броневыми башенками, прячущими пасти орудий, минометов, гранатометов и тяжелых пулеметов.

- Господин генерал, майор Вагнер докладывает прибытие ударной группы.

Сам Павелец был ветераном боев за автостраду. Но окружен он был молоденькими офицерами, одетыми в новенькие, с иголочки мундиры, являющиеся смесью униформ Иностранного Легиона и Africa Corps времен второй войны. А к мундирам еще и кожаные сапоги до колен, кожаные же пояса с бляшками, кожаные подсумники. Как они во всем этом выдерживали жару? Познаньские пялились на наемников с точно таким же изумлением. Как такое возможно, чтобы на майоре был только бурнус и тюрбан? Почему это поручики одеты лишь в пуленепробиваемые жилеты, а их сигнальщица вообще была в чем мать родила и сейчас почесывала заросший лобок?

Павелец перехватил их взгляды.

- Это они в первый раз, - объяснил он. Генерал прекрасно понимал, что в наемных отрядах ввести какую-либо дисциплину было просто невозможно, потому что служили в них исключительно индивидуалисты с чрезмерно переросшим эго. Но если кому-либо в одиночку удавалось прорваться через смертельно опасную пустыню затем, чтобы записаться в наемники, это означало, что у него три пары запасных глаз в заднице, шестое чувство, седьмое и вдобавок еще и восьмое, а солдатом является с рождения.

- Господин поручик, - генерал подошел к Зоргу и поднес два пальца к козырьку. – Мне крайне понравилась ваша атака.

Познаньские офицеры окаменели. Как это можно отдавать честь животному? Зорг только зыркнул на них и тихонько фыркнул. Он выпрямил свой хватательный, заканчивающийся скорпионьим жалом хвост, что наверняка означало своеобразный салют.

Чешка приняла донесение о потерях, передаваемое азбукой Морзе с поля битвы.

- Наши тотен: один тигр, драй коты, три людей, - доложила она. - Познаньские потери: фюнф танки, один бефордер, двадцать девять LKW, и, ага, ахт унд зехциг человек дацу.

- Неплохо. – Вагнер обернулся к своим и крикнул: - Двадцать девять грузовиков разбиты. Грабьте, что хотите. Только поскорее!

 По-польски понимал едва ли только каждый десятый наемник, но именно этот приказ все чувствовали инстинктивно. Все живое: люди, гепарды, тигры, коты и даже птицы ринулись в направлении разбитых останков на шоссе.

- Вы, видимо, преувеличиваете, господин майор, - не выдержал какой-то из познаньских поручиков. – Мы гибнем, чтобы доставить снабжение во Вроцлав, а вы позволяете тут грабить?

- Машины и так перегружены, на боевые же транспортеры дополнительного веса я не возьму. Так или иначе, их придется сжечь.

- Как это, сжечь?

- А вы как думали? Хотите оставить все мутантам?

- Господи… но ведь в этих машинах трупы наших товарищей!

- Мне очень жаль. Но у меня недостаточно напалма, чтобы сжечь тела.

- Как это сжечь? – повторил поручик. – Мы ведь обязаны похоронить их.

Павелец рассмеялся, только безрадостно.

- Думаешь, у мутантов нет лопат? – Он оттер пот со лба. – Ночью выкопают наших и съедят.

- Боже!!! – Молодой офицер чуть не сблевал. – Что же нам делать?

- Что обычно… - Генерал тяжело вздохнул. – Каждого шестого нашпигуем ядом и… - тут он снова вздохнул. – И оставим.

- Боже… Боже… погодите. Но почему тогда всех не намазать ядом и не закопать? – Поручик все же обладал каким-то рассудком.

- Потому что в этом случае они придумают какое-нибудь противоядие, - вмешался Вагнер. – А так даже каждый шестой наш солдат вызовет у них больше потерь, чем вся наша сегодняшняя акция. Так делают бедуины и достигают исключительных эффектов.

- Да…. Солдаты сражаются даже после смерти. – Павелец взял Вагнера под руку и отвел в сторону. – Майор, у меня тут для вас дополнительный багаж.

- Знаю, Барыла меня предупредил. - Вагнер вспомнил про письменный приказ, полученный еще перед выездом. – Якобы, курьер прямо из США. Возможно такое?

- Возможно. – Павелец открыл лаз ближайшей машины. – Сью! – крикнул он. – Передаю тебя в руки адресата.

В лазе показалась рослая негритянка в полевом мундире морских пехотинцев.

- Приветствую вас, господин майор, - протянула она руку. – Полковник Сью Кристи-Андерсон, корпус морских пехотинцев Соединенных Штатов Северной Америки.

Вагнер вытаращил глаза. Это была первая американка, которую он видел за всю свою жизнь. И где-то третья негритянка.

- Вы прекрасно говорите по-польски.

- Вы сам тоже, - отрезала та. – Прошу мне обеспечить охрану. Моя миссия чрезвычайно важна.

Павелец лишь махнул рукой, потом ушел подгонять своих людей. Вагнер слегка улыбнулся. Он не мог представить, насколько важной может быть миссия у офицера из-за океана в Польше.

- Зорг! Охраняй госпожу! Только не отгрызи ей ноги, как последней курьерше.

Американка не купилась на эту не слишком изысканную шутку.

- Добрый день, господин поручик, - отдала она честь гепарду.

Зорг сглотнул слюну, затем, ничего не понимая, зыркнул на Вагнера.

- Hi, - буркнул он.

Тем временем американка осматривала вроцлавские машины, их экипировку, расстановку и способы их обслуживания со стороны наемников.

- Почему они раз в пять меньше познаньских? – спросила она, указывая на гигантский броненосный локомотив у себя за спиной.

- Опыт бедуинов, - ответил он. Зато они могут вытянуть двадцать в час. И тогда, пожалуйста, можем драпать очень быстро.

Негритянка вновь не отреагировала на шутку, поскольку была весьма принципиальной.

- Называй меня Сью. По-польски это, кажется, Зузанна, так?

- Мммм… Скорее, Зузя, - подмигнул Вагнер Зоргу.

Негритянка продолжала разглядываться, оценивая разницу в оснащении войск из обоих городов, моментально выхватывая достоинства и недостатки. По-видимому, она была неплохим специалистом по боевым действиям в пустыне. Затем она поглядела майору прямо в глаза.

- ОК, - она прикусила губу. – Расскажи, как мне тут выжить, ладно? У меня и вправду крайне важная миссия.

Вагнер пожал плечами. Затем потрогал ее замечательные косички, свисающие ниже лопаток.

- Во-первых, волосы, - сказал он. Надо сбрить или очень коротко обрезать. Волосы на лобке выбрить обязательно. Если же не хочешь, то лучше всего ходить в чем мать родила… - указал он на чешку-сигнальщицу. – Остальные инструкции потом.

- Понятно. ОК. – кивнула та.

Нагруженные добычей наемники собрались вокруг, пялясь на необычную гостью. Вагнер позвал Марту. Та взяла свою парикмахерскую машинку из транспортера и повела госпожу полковника в какое-то укромное местечко, словно барана на стрижку. Солдаты усаживались на багажах, желая увидеть, что произойдет дальше.

Сью Кристи-Андерсон вернулась через несколько минут, подстриженная под мальчика. Форма головы у нее была пристойная.

- Эти волосы на голове и… - она замялась, - и… там… наверное, по причине насекомых, так? У вас какие-то особые насекомые в данной экологической нише?

- Нет, - Вагнер глянул ей прямо в глаза. – Это всего лишь такая шутка, Зузя.

Наемники начали гоготать и толкать друг друг друга локтями; Долгоруков свалился на спину и качался от смеха, Марта хихикала, Хайни закрыл лицо, а Алексей высунулся из лаза и аплодировал. Даже Зорг, довольный как тысяча чертей, щурил глаза.

Американка выдержала где-то с полминуты. Потом рассмеялась и она, хотя и несколько деланно.

- Ну ладно, тут вы меня сделали, - признала она. – Теперь мне, что, раздеваться догола?

- Так было бы лучше всего, - кивнул Вагнер. – Но если хочешь, я дам тебе бурнус. Потому что в этом… - он прикоснулся к ее мундиру, - .. у тебя мозги сварятся.

Сью пожала плечами. Она даже приняла от какой-то из девушек не слишком пропотевшую рубаху до колен. И даже переоделась в нее. Следовало признать, что американка, несмотря ни на что, была девицей разумной. И наемники ее даже в каком-то смысле приняли. Никаких шуточек ей они больше не устраивали. Не сунули ей кота в трусы, не бросили молодой гепардихе на морду, не плеснули из спускного клапана кипятком на ноги. Негритянка, что ни говори, была понятливой. И до нее дошло, что шуточка Вагнера спасла ее от «случайного» касания спиной парового котла, от «совершенно случайной» подножки, чтобы она разбила себе лицо на рычагах управления в транспортере. Ей приходилось уже видеть отряды наемников, и она прекрасно знала, что можно сделать со штабным офицериком, которого неожиданно сунули к настоящим солдатам. Она даже шепнула: «спасибо», когда конвой отправился в обратную дорогу на Вроцлав. Нет, обезьянкой она была понятливой. Сью колотилась о металлическую стенку транспортера и со стоическим спокойствием переносила добродушную заботу экипажа: кто-то подал ей баклажку со ссаками вместо воды, кто-то направил выхлоп из вентиляции прямо в лицо… Она знала, что благодаря этому, доберется до Вроцлава живой, здоровой и даже относительно целой. Опять же, охрана наемников обеспечит ее безопасность.

Вагнер с улыбкой следил за ней. Он видел уже многих подобных офицеров, которые неожиданно теряли штабную почву под ногами. Одно дело, когда смотришь на цветную карту и втыкаешь в нее маленькие флажки, и другое дело, если ты сам становишься таким маленьким флажком, воткнутым в отметку какой-то там дороги. Сью Кристи-Андерсон удавалось справляться, и даже неплохо. Она поделилась с экипажем запасом самокруток с травкой. Понятное дело, полностью своей из за этого она не стала, зато… зато этой ночью она сможет поспать спокойно. Без крысы между ногами.

К счастью, до Тржебницких Холмов они добрались еще до заката. А потом пришлось разбивать лагерь. Поездка в темноте была довольно эффективным способом самоубийства. Но теперь они были в зоне действия артиллерии Вроцлава. Красавица-чешка выстрелила несколько локализующих ракет – ребята, сидящие у дальномеров крепости на все сто определили их позиции. Коты обнюхали территорию. Пока что они были в безопасности.

Солдаты жарили стеки на паровом котле ближайшего транспортера. Марта приготовила совершенно невозможный на вкус суп из разграбленных в разбитых грузовиках запасов, а после еды пела чудные, ностальгические песни под аккомпанемент гитары. Потом вспомнила вид собственной дочки, изнасилованной прямо у нее на глазах в будапештском бункере, разнылась и пошла пустить себе пулю в рот. К счастью, влюбившийся в нее по уши Алексей успел ее догнать и шмальнуть ей прямо в спину укол, который превращал мышцы в холодец. Русский заботливо накрыл одеялом беспомощную временно венгерку и шмальнул ей второй укол, амфетамин, чтобы Марта так ужасно не рыдала. Чешка-сигнальщица сделала недвузначное предложение госпоже полковнику, но, увидав ее расширившиеся от изумления глаза, отказалась от своего намерения и пошла ластиться к другим девчатам из отряда. Наемники, которые не стояли на посту, глушили водяру и таблетки.

Познаньские солдаты были настолько неплохо организованы, что им даже удалось что-то там подогреть, и теперь они ели свои синтетические ужины из котелков. Они с завистью поглядывали на хорошо прожаренные стеки наемников, но искушению не поддались, несмотря на приглашения, потому что кто-то пустил слух, что это мясо из «человечины». Водители грузовиков напахались так, что даже не могли ничего съесть. Кто-то разжег костер на вершине дюны, облив песок напалмом. Горело замечательно. И все было мило и прекрасно, потому что светила луна, люди, каждый по-своему, развлекались. И если не обращать внимания на тысячи трупов, кости которых валялись в окружающем песке, можно было забыть, что этот пикничок происходит на кладбище.

Сью Кристи-Андерсон подошла к Вагнеру уже после полуночи. Она стряхнула с себя кота, нажравшегося валерьянкой по самые уши, и вынула из сумки последнюю самокрутку. Прикурила, затянулась и подала майору.

- Откуда у вас столько разумных животных? – спросила она. – Ведь после китайской бомбы вы уже не можете проводить генные изменения…

- Они сами родятся. Самым естественным путем, знаешь… трахаются, беременеют, рождаются… и вот они уже на свете один за другим.

Американка усмехнулась.

- Изменения проведены еще перед бомбой Шен? И теперь они передают привитые возможности потомству? – Она прикусила губу. – А какой процент брака?

- Процентов пять, семь. Но это не прогрессирует. Лет через сто у нас будут разумные гепарды, тигры, коты и птицы…

- А у нас есть змеи, знаешь? – Сью открыла закрепленную на поясе сумку и показала Вагнеру гремучую змею. – Мины определяет лучше котов. И собак не боится.

- Зато она в девять раз медленнее обычного кота. – Вагнер затянулся дымом марихуаны и отдал косячок госпоже полковнику. – А где ты так научилась говорить по-польски, Зузя?

- Отец был поляком.

- Был?

- Нууу… Его застрелили под Саванной, ездил в охране конвоев.

- Понятно… не первый поляк, которому там подставили задницу.

Поначалу она не поняла. Потом, видимо, вспомнила какую-то историческую книжку, потому что подмигнула Вагнеру и тихонько рассмеялась.

- Ах ты нахал.

Майор тоже рассмеялся.

- Скажи… Как там, в Штатах?

Негритянка пожала плечами.

- Как везде. Люди живут в бункерах, синтетическая пища, бунты, карательные акции, мутанты. И общая безнадега.

- А ты много по свету пошаталась?

- Ну… была в Детройте и в Вашингтоне. На паруснике переплыла Атлантику. Была в лондонских бункерах, была в Осло. Знаешь, как там холодно? Зимой всего лишь пятнадцать, двадцать градусов. Класс! А потом на пароходе переплыла через Балтику в Познань. Знаешь, какой чудный порт в Познани? Вот только все время бухают из пушек. В бункере невозможно заснуть.

- Знаю. Все эти чокнутые атакуют Познань, потому что там главная база снабжения Вроцлава.

- И почему Вроцлав настолько важен?

- Как и тысячу лет назад. Город на перекрестке путей Восток – Запад и Север – Юг. Главный контрабандистский узел современной Европы.

- Ну так что?

- Этот город содержит всю Речьпосполиту.

- Аааа… Контрабанда настолько важна?

- Увидишь. И тебя наверняка заинтересует Фестунг Бреслау.

- И что… Как везде, бункеры. Такая же, как и повсюду, безнадега.

Вагнер рассмеялся. На сей раз громко.

- Сама увидишь.

Он замотался в одеяло и пошел отправить почтового голубя с рапортом, описывающим события сегодняшнего дня. Алексей уже держал приготовленную и разогревшуюся птицу, но вначале передал Вагнеру небольшой листок, который другой голубь как раз доставил из Вроцлава. Судя по с трудом читаемому письму, автором должен был быть лично генерал Барыла. Вагнер пробежал глазами несколько строчек текста и онемел.

«Андрюша, надеюсь, что ты уже прилапал эту придурочную блядь из ЦРУ, которая строит из себя полковника морской пехоты. В связи с ней, у меня для тебя специальное задание. Как доберешься до города, немножечко потяни время и займись ею. Чтобы все выглядело естественно, пригласи ее к себе домой. К жене и ребенку. Оставь переночевать. Покажи красивые стороны жизни… Пусть она перед встречей со мной размякнет. Доведи ее до слез. Она очень важна, так что постарайся. Подпись: Барыла, генерал. PS: обрезали ли ей волосы, свинтусы?»

Странное задание… Заставить Шоколадку плакать? Это как раз можно сделать очень легко, но… Что за всем этим стоит? Жестом Вагнер подозвал Хайни.

- Проследи за Зузей, - шепнул он и еще подмигнул заговорщически.

Потом и сам вернулся к негритянке.

- Шоколадка, придется тебе держаться моей задницы. Наверняка на нас нападут под утро. Так что выкопай себе ямку в песке.

- «Шоколадка»? – Госпожа полковник, а, собственно, агент ЦРУ, вынула из рюкзака складную лопатку и начала копать. – Все поляки – долбанные расисты!

- А как же. Если увижу, что ты еще и обрезанная, так будет еще хуже.

На сей раз она уже рассмеялась, но смех тут же застрял у нее горле. Сью взвизгнула и отскочила в сторону.

- У меня в яме чья-то нога!

Вагнер едва глянул на побелевшие кости. Бои за шоссе длились уже более сотни лет. Он сам, скорее, удивился бы, если бы под слоем песка ничего не было. Он вынул из полевой сумки плоскую бутылку водки.

- Вот, выпей.

Негритянка все еще пыталась взять себя в руки.

- Сейчас. – Она потрясла головой, затем выпустила из сумки свою гремучую змею. – Мне нужно пи-пи.

- Ссы здесь, - буркнул майор. – Стоящие на страже коты змею не пропустят. А если пройдешь линию постов без нее, то потеряешь свои резвые ножки на первой же попавшейся мине.

- То есть, как это… здесь? На глазах у всех?

- Боишься, что чешка тебя изнасилует? Спокуха. Она нажралась амфетаминов по самое никуда.

Он свернул пробку и сам потянул из бутылки, из вежливости глядя куда-то в сторону. Негритянка же через пару секунд подошла к нему, уселась рядом и прижалась к его плечу.

- А знаешь… - вздохнула она. – Здесь с вами… как-то так… тепло.

Что ни говори, но она была убедительной. Если только не знать, что она агент, то Вагнер, возможно, и дал бы себя обмануть на это «тепло». Играла она здорово. Вот только что за всем этим стоит? Он подал ей бутылку. Сью потянула приличный глоток.

- Шоколадка…

- Что, расист?

- А не хочешь перепихнуться?

Она снова вздохнула.

- Ну, может и хочу, - шепнула в ответ, - только мне стыдно при всех этих людях.

Она сделала второй глоток. Даже больше первого. Потом отдала бутылку.

- Ну почему же все такое обдолбанное?

Вагнер вознес глаза. Ему по уши осточертели плачи на тему «как все было бы здорово, если бы не все это дерьмо». Вначале был век пара и электричества, потом эра атома, потом война, американская резня под Пекином и китайская бомба Шен. А потом уже только век пара. Только что на сей раз это был век уже исключительно пара, без всякого электричества. Никто не знал, что такое шены. Какие-нибудь бактерии? Наномеханизмы? Пылинки, вызывающие ионизирующее излучение? Без электрического тока, питающего электронные микроскопы, этого даже проверить было невозможно. Это нечто, эти ебаные шены, было повсюду, во всей атмосфере планеты Земля. И… они превращали все изоляторы в проводники. А это уже означало возврат к задумкам мистера Ватта, к факелам, освещающим внутренности бункеров, к шахтам каменного угля, к войнам, что велись с помощью пушек и тяжелых пулеметов. Понятное дело, кое-что из прошлого, когда человечество было более развитым, осталось. Остались генетические изменения, иммунитет к классическим болезням, какая-то там частица ультрасовременной химии. Остались бункеры времен войны, позволяющие выжить тем, которые ранее не превратились в чудовищ. Остались климатические изменения, гигантские моря, отобравшие значительные площади у суши. Собственно говоря, все это было даже и неплохо, если тебе удавалось избежать быть убитым или съеденным, чтобы жить в каком-то из бетонных убежищ, автократично управляемых различными видами мафии. Кое-какие государства сохранили организационную структуру, взять хотя бы те с далекого севера, где добывался уголь и отливалась сталь, либо такие как Польша, Маракеш или Африканская Лига, которые жили контрабандой в гигантских масштабах и производством наркотиков. Имелись и не столь тесно связанные союзы, как бедуины и арабы, занимающиеся охраной караванов, идущих через пустыню от средиземноморского побережья и назад, либо как казаки и татары, охраняющие тракты по оси Восток – Запад.

Вагнер и не знал, когда заснул. Разбудили его одинокий выстрел и кошачье мяуканье. Он с трудом расправил одеревеневшую шею, которая до сих пор опиралась на живот спящей негритянки. Как он и предусматривал, мутанты атаковали перед рассветом. Вот только операция эта была заранее обречена на поражение. Коты заранее разбудили артиллеристов и пулеметчиков, которые как раз сейчас и начали обстрел из своего оружия. Наемники выстрелили сигнальные ракеты, и через пару десятков секунд Вроцлав подослал где-то с сотню снарядов большого калибра, которые моментально утихомирили все живое в окружающих песках. Вагнер, оглушенный взрывами, выплевывая песок изо рта, выкарабкался из ямы, вытягивая за собой и Зузю. Оба ругались на чем стоит, пытаясь хоть что-нибудь услышать или хоть что-нибудь увидеть в песчаной буре, разбуженной вроцлавскими пушками. Животные инстинктивно жались к своим транспортерам. Генерал Павелец собирал людей. Паршивенькое получилось утрецо.

Отпрпавиться удалось только лишь через полчаса. К счастью, на сей раз без неожиданностей. Переросший конвой поначалу немилосердно тянулся, но потом, когда уже въехал за линию первых укреплений, неожиданно ускорил. Дымы городских труб закрывали весь купол Фуллера, и Вроцлав издали выглядел странным миражом, сотканным из плотного тумана.

Сью Кристи-Андерсон выставила голову из люка.

- У вас такой огромный бункер?

- Бунер? – слегка ухмыльнулся Вагнер. – Youll see.

- What?

- Увидишь.

Но вначале они услыхали шипение гидравлических серводвигателей, раздвигающих ворота тоннелей. Наемники разбивали вкладыши с химическим освещением. Через мгновение их охватил мрак, освещаемый лишь слабенькими огоньками. Сделалось чуточку прохладнее. Вагнер приказал Хайни подвести транспортер к боковому каналу метро.

- Конечная. – Он ловко соскочил с бронированного борта.

- Я должна доложиться.

- Спокуха, - перебил майор Сью, стаскивая бурнус через голову. – Сначала душ. – После чего открыл дверку одной из множества спрятанных в стене кабинок. – Пошли.

Негритянка сняла рубаху и втиснулась рядом.

- Какой-то странный у вас душ, - сказала она. – А где газовый рычаг?

- Ты что, газом мыться хочешь? – фыркнул Вагнер. – Гляди, - отвернул он кран.

Сью отшатнулась от водяной струи, хлестнувшей ее по голове.

- Боже… Божечки… - протирала она глаза, - у вас тут даже столько воды?

Моя ей спину, майор объяснил, что вода химически очищается во вторичном контуре. В той самой, которой они сейчас пользовались, наверняка уже мылось пару тысяч человек. Но Сью никак не могла поверить, что кто-то может быть настолько богатым, чтобы устраивать водяной душ. Наемники, моющиеся в соседних кабинках, свистели и кричали, что здесь она увидит чудеса и покруче.

Вагнер подал американке полотенце. Она вынула из рюкзака парадный мундир морских пехотинцев. Майор натянул свою – номер тридцать один – тропическую униформу, состоящую из сандалий, полотняных шортов, рубахи с нашивками и пробкового шлема. Оружия к поясу он пристегивать не стал. С тех пор, как его дочка начала ползать, он избегал приносить пистолет домой.

- Пошли? – сказал он, указывая дорогу к лифту, но пришлось подождать, пока госпожа полковник не застегнет наконец все пуговки мундира. Тело у нее было замечательное. Если бы не великоватый, типично негритянский зад и слишком большие стопы, девушка была бы просто красавицей. Вагнер даже жалел, что вокруг была такая масса солдат, в связи с чем было невозможно предпринять попытку задержать американку под душем. Но в лифт они вошли только втроем, с Зоргом, который не мылся, поэтому успел устроить все гораздо быстрее. Наемники же вначале должны были сдать оснащение.

- А теперь приготовься, - буркнул он, когда кабина пошла вверх.

- К чему?

- К шоку, - и печально усмехнулся. Ему уже доводилось видеть многих пришельцев из других стран, что были здесь впервые. Собственными глазами он наблюдал, как один венгр сблевал от впечатлений. От коллег слышал, как один араб застрелился от увиденного. К счастью, у Кристи-Андерсон, равно как у него самого, оружия при себе не было. Когда они прибыли наверх, Вагнер решительно рванул рычаг, открывающий двери.

- Прошу, - пропустил он американку вперед.

Вначале она сощурила глаза, ослепленная навалом света, потрясла головой, а потом…

- Господи!!! – Девушка отшатнулась. – Its not real!!!

- Наоборот, - пытался удержать ее Вагнер, - все это совершенно настоящее.

- Jeez! Jeeeez!!! Shit!!! Fuckin’ bullshit!

- Ou yea… - проурчал Зорг. Он и сам много чего видел в исполнении гостей, что прибывали сюда в первый раз.

Шокированная негритянка глядела на пальмы, туи и кипарисы, растущие на Воеводском Взгорье, где находилась станция лифтов из подземелий. Выпучив глаза она пялилась на ухоженные дорожки, скрытые в зелени лавочки… потом перенесла взгляд на Тумский Остров с его башнями старинных костелов, минаретами мечетей и куполами синагог. А потом заметила Одру.

- Jeeeeez!!! It’s river… Am I going crezyyyy???

- Да нет. Ты видишь самую настоящую реку.

- Откуда? – После первого шока Сью перешла на польский язык. – Откуда у вас столько воды в пустыне???

- Не дай обмануть себя первым впечатлениям. Это всего лишь слой в несколько сантиметров. А дно разрисовали так, чтобы выглядело как метровая глубина. – Вагнер усмехнулся. – Потом воду откачивают по трубопроводу назад и снова спускают, чтобы всем казалось, будто у нас тут настоящая, историческая Одра…

- Мамочки мои… Это первая река, которую я вижу в своей жизни. – Негритянка перевела взгляд на фуллеровский купол, покрывающий весь город. Затем глянула на пальмы. – И вы настолько богаты, что можете завести столько пластиковых деревьев?

- Это не пластмасса. Все настоящее.

- Fuck!!! То есть, как это – настоящее? Растет?

- Конечно.

- Боже милостивый!… - Сью чуть не потеряла сознание. – Но ведь не может быть на свете так здорово. А вот это… - указала она на ближайшее дерево. – Скажешь, что это настоящие бананы?

- Да.

Сью подошла поближе, попыталась понюхать, но тут же отшатнулась назад, увидев приближающегося полицейского.

- Я только посмотрела! – в панике завопила она. – Я ничего не трогала!!! Клянусь!

Полицейский хохотнул.

- Вы что, впервые во Вроцлаве или как?

- Я ни к чему не прикасалась! Ни к чему!!! Вы не можете меня арестовать!

- Успокойтесь, пожалуйста.

Полицейский уже собирался уйти, когда его придержал Вагнер.

- Она приехала прямо из США. Может позволим ей попробовать один?

Полицейский лишь пожал плечами.

- Бога ради. – Он вынул из кармана блокнот, что-то написал на листке, затем приложил свою печать. – Пожалуйста, - подал он негритянке вырванный листок, - это разрешение сорвать один банан. – После чего отдал честь и ушел, не забивая себе голову «сумасшедшей».

Сью Кристи-Андерсон сглотнула слюну.

- О чем вы говорили? – спросила она подозрительно.

- Можешь сорвать себе один, Зузя.

- Настоящий банан?

- Угу.

Она быстренько протянула руку к дереву, думая, что испугает его этим. Но ничего не произошло. Вагнер терпеливо ждал, Зорг же отлил на газоне и теперь зевал.

- Ну, давай же.

Только теперь до негритянки дошло, что майор говорит серьезно. Что она и вправду сейчас может сорвать самый настоящий банан. Сью вновь сглотнула слюну, затем глянула на всю кисть.

- Ага… А если я неправильно сорву, и упадут все сразу, так вы меня арестуете?

- Кончай глупить, Зузя. Ну! Валяй!

И она сорвала. Отдавая при этом, скорее всего, душу Богу. Зорг зевал. Госпожа полковник была близка апоплексии. Но выучка у нее была крепкая. Пытаясь показать, что банан для нее это мелочь, Сью куснула банан вместе с кожурой. Зорг покатился по траве. Вагнер и сам начал хохотать.

- Нужно ведь почистить, глупая ты Шоколадка, - и он показал, как это делается. – Срединку съедаешь, а кожуру выбрасываешь в мусорную урну.

- Что такое «мусорная урна»? – спросила Сью.

- Ну, урна такая… ну… куда мусор выбрасывают.

- Что такое «мусор»?

- Блин! Остатки, такие штуки, которые тебе уже не нужны, которых нельзя использовать.

- И что делают с этим мусором? – недоверчиво глядела она на Вагнера. Банан она уже слопала и теперь держала шкурку в руке, не желая с ней расставаться.

- Не знаю. Куда-то выкидывают. – Он не имел ни малейшего понятия, как работает Отдел по Очистке Города. – Как хочешь. Можешь оставить себе в качестве сувенира, вот только она быстро сгниет.

Потом он направился по тропинке вниз. Негритянка, все в том же легком шоке, не могла наглядеться на затенявшие дорожку пальмы, платаны и кипарисы. И внезапно вскрикнула:

- Что это такое?!

- Елочка.

- Что такое «елочка»?

- Ну, деревцо такое. А может это сосна или лиственница… Черт его знает! Я же не ботаник.

- Только не надо мне тут пиздеть, Энди! В детройтском музее я же видела настоящие деревья. И знаю, что на деревьях есть листья. Так что не строй из меня дурочку!

- А у этого иглы. Боже, пошли уже.

Он снова пошел вперед, игнорируя очередные окрики и вопросы госпожи полковника, и привел ее в небольшое кафе на Мосту Мира. С тех пор, как автомобили исчезли, мост оказался слишком широким для потребностей только рикш и повозок, поэтому по краю поставили столики. Легонький ветерок, порождаемый гигантскими крыльчатками Опатовицкого острова, приятно охлаждал кожу. Сидящие за три столика дальше арабы, временно освобожденные из под власти ислама, ужирались в скоростном темпе. Рядом с ними какая-то дама среднего возраста ела мороженое и успокаивала своего кокер-спаниеля, пытающегося облаять Зорга. Если не считать присутствующих, было пусто, сонно и как-то так «подходяще». Даже официант с трудом двинулся, увидав новых посетителей.

- Добрый день, господа. Чем могу быть полезен?

- Эта дама прибыла сюда из США. Давайте попробуем дать ей салат из свежих овощей, какое-нибудь вино… только хорошее. Что-нибудь из Африки. Ага, можно булочку, только свежайшую, хрустящую, намазанную толстым слоем масла. Только, пожалуйста, хорошенько посыпьте солью. Она же всю жизнь сидела на синтетике. Так что не почувствует на языке никакого неконкретного вкуса.

- Понятно. Могу добавить идокамин.

- Нет, нет. Никакой химии. – Вагнер опять слегка улыбнулся. – Понимаю, такого уж вкуса не будет, но… Пускай уже хоть раз в жизни девочка попробует натуральных овощей.

- Все понятно. Вот только… у дамы будет, прошу прощения… эээ, срачка.

- Что ж. Только ведь она у нас полковник морских пехотинцев. Как-нибудь переживет.

Для себя Вагнер заказал растворимый виски, а для Зорга сырую рубленую свиную печенку и валерьянку.

- Эй… Анджей… - Негритянка инстинктивно коснулась своего мундирного пояса. Наверняка там были зашиты золотые доллары. Нечто, что могло еще произвести впечатление в Великобритании, возможно, в Осло, совершенно немного – в Познани. Здесь же весь этот ее пояс ог хватить разве что на хороший обед в приличной забегаловке. – Сколько это будет стоить?

- Не глупи. Я ставлю.

- И все же, сколько?

- Всего лишь сто двадцать, сто тридцать тысяч злотых.

- Сколько это будет в долларах?

- Миллиона два – три. Не знаю, ведь наши валюты практически не конвертируются.

Сью тяжко вздохнула.

- Два – три миллиона? – Она прикусила губу. – У меня таких денег нет.

- Но ведь я приглашаю.

- Не глупи, - повторила она его же предыдущие слова. – Сколько ты зарабатываешь в армии?

- Зузя, цены и заработки во Вроцлаве пересчитывать невозможно. Здесь цены и зарплаты вздувают до небес. Чтобы никто сюда не приезжал и не совал свой нос. Ты думаешь, люди не хотят жить в раю? Хотят. Но, чтобы нас не называли ксенофобами и расистами, мы никому не отказываем в праве поселиться здесь. Единственное, ни у кого на это не хватит денег. Только это уже их личное горе. Вовсе не наше.

- Но… это ведь и вправду рай.

- Конечно, - он замолчал, когда официант ставил перед ними заказанные блюда и напитки. – А ты сама как думаешь? Почему так?

- Потому что вам повезло, а фуллеровский купол поставили еще до войны.

Вагнер оскорбился.

- Ну ты и дура, Шоколадка. Крепость Познань видела?

Сью кивнула.

- Видела? Там Войско Польское отчаянно сражается только лишь затем, чтобы удержать кусочек шоссе и порт. Только лишь затем, чтобы поддерживать поставки во Вроцлав. Живут в бункерах, в безнадеге, умирая на каком-то всеми забытом шоссе. И все только лишь затем, чтобы могли здесь баловаться свежими овощами. И знаешь, почему? Сейчас скажу. – Вагнер поднес ко рту стакан с замечательным американским виски. – Здесь Войско Польское лишь отстаивает почетные караулы у памятников и на входе в учреждения. Сражаются наемники. Поляками могут быть разве что офицеры высшего ранга. Но такого наемника еще нужно чем-то привлечь. Например, видением рая. Знаешь, какие легенды про Фестунг Бреслау ходят в Рейхе или России? Люди бросают свои семьи, лишь бы добраться до страны своей мечты. Вот ты видела Ивана Долгорукова? Он был бухгалтером в Москве. Совершенно один, без оружия, без запасов, он перешел пустыню. Когда же он сюда добрался, хотя понятия не имел об армии, мы его тут же произвели в поручики. Если кто знает, как выжить, как убивать голыми руками, это значит, что он солдат от рождения, и никакие академии ему не нужны. А Хайни? Майне либер Хайни? Он был утилизатором трупов в бункере Штутгарта, но ему удалось прибыть сюда, а в качестве верительных грамот он представил добрую сотню ушей различных мутантов. Правда, у него был Хеклер и Кох, только патроны закончились еще пару недель назад… Тем не менее, он прибыл целым и здоровым. Даже особенно не уставшим. А Марта? Она была палачом в Будапеште, но что-то там стряслось, и с ее семьей произошли страшные вещи.

- Зачем ты мне все это рассказываешь?

- Я хочу только сказать, что наемник может сражаться за жалование, но деньги ничего не значат. Наемники дерутся за право жить в раю. Никто не станет ежедневно рисковать собственной задницей, никто не будет рисковать, что его слопают, даже предварительно посыпав крысиным ядом, только лишь за бабки. Они совершают чудеса лишь затем, чтобы вернуться сюда. Здесь у них жены, любовники, любовницы… Здесь у них имеется перспектива нормальной жизни, о которой в остальном мире могут лишь читать в старинных романах. Вот почему здесь Войско Польское может ограничиваться лишь почетными караулами и парадами по причине какого-нибудь торжества.

Сью не очень-то могла продолжать разговор, потому что рот ее был переполнен слюной. Она попробовала салат. И правда, особого вкуса не почувствовала. Синтетика сделала из ее неба доску. А вот вино наоборот… Вкусно. Свою рюмку она выпила быстрее, чем майор свой виски. Опять же, булка… С толстенным слоем масла, посыпанным солью, булка была просто чудесная. Сью положила в рот очередную ложку алата.

- Знаешь… На вкус как трава. Однажды, из чистого интереса, я полизала настоящую траву…

- В детройтском музее? - добродушно поддернул ее Вагнер.

Зорг, который к этому времени уже справился со своей печенкой, зевнул и вытянул свой длинный, заканчивающийся скорпионьим жалом хвост. Увидав жало, спаниель спрятался за ногами своей хозяйки. Все эти собачки, хотя и чертовки громко лающие, такими уж глупыми не были…

Вагнер заплатил по счету и попросил официанта вызвать фиакр. После это они уселись к извозчику.

- А это что за здание? – спросила Сью, указывая на дом за спиной.

- Его еще Гитлер строил… Министерство Контрабанды, называемое, чтобы никто не догадался, Воеводским Управлением.

Понятное дело, что никакого воеводства давно уже не было, а тайны производства современнейшего амфетамина, Х-12, знали лишь химики, скрытые в подвалах великолепного здания. И это было чертовски выгодно. Именно их трудами жила большая часть Речипосполитой.

Коляска свернула направо. Солдаты в тропических шлемах, стоящие на постах у входа в правительственные учреждения, салютовали оружием майору. Затем Вагнер и Сью въехали на Набережную Выспянского. Имперский стиль казенной архитектуры сменился шикарными виллами, тонущими в зелени высоких пальм. Громадные крыльчатки Опатовицкого острова были все ближе, поэтому производимый ими ветер чувствовался все заметнее. Сью Кристи-Андерсон разглядывалась по сторонам, все время закусывая губы. «Довести до слез» – звучал приказ генерала Барылы. Сделать можно. Очень легко и весьма скоро. Вот только зачем все это? 

Коляска вновь повернула возле Народного Дома, въезжая в улицу Мицкевича. Сью впервые в жизни увидела настоящий парк. Она даже не успела удивиться сотням видов деревьев. Извозчик остановился перед небольшой виллой, полностью спрятавшейся в зелени, и потребовал эквивалент пары миллионов долларов. Вагнер заплатил. Госпожа полковник вышла на подкашивающихся ногах, но самое интересное ее только ожидало. Бедненькая попочка.

Когда Вагнер открыл калитку, его жена Аня выбежала, чтобы встретить гостей.

- Ендрусь! – бросилась она в объятия мужа. – Все в порядке? С тобой ничего не случилось? Как там пошло в пустыне?

Ответить тот не успел. Аня уже обменивалась приветствиями с госпожой полковником, затем поцеловала Зорга.

- Привет, котенок. Ты хорошо охранял моего мужа?

Гепард полизал ей лицо.

- Ладно, пошли, пошли. Что-нибудь перекусите? А может устроим шашлыки в саду?

Она провела гостей в салон, скрытый за панорамным затененным стеклом. Буквально за несколько секунд Аня успела поругать ползающего ребенка за перевернутый вазон, подать выпивку и покрыть матом служанку. Из кухни она вернулась с широкой улыбкой на лице и подносом с кучей маленьких бутербродов.

- Садитесь, пожалуйста, - щебетала она. – Зорг? Не хочешь свеженького мясца?

Гости еще не успели присесть, а хозяйка уже успела похвастаться перед негритянкой зарплатой мужа, чудесным здоровьем ребенка, тем, что у них в гараже имеется самый настоящий конь, и двумя устроенными в арабском стиле спальнями. Шкафов, чтобы похвастаться своими тряпками, Аня еще не открывала – она решила сразу же ударить из главного калибра. Переполненная гордостью, она принесла гостье из США семейную книжку и показала первую страничку с огромной печатью и надписью, заявляющей, что как муж, так и жена имеют первый класс чистоты, и в связи с этим органы местного самоуправления дают им пять разрешений на детей. Чуть ниже имелся небольшой штампик с надписью: «Одно разрешение использовано».

- Дело в том, - Аня присела рядом с американкой, у которой бутербродик стоял в горле, - что пять детей мы не сможем потянуть. Но с мужем мы запланировали еще одного ребенка. Когда же Анджея в следующем году повысят, то, возможно, и еще одного. Сама я здорова, рожать могу. А вы? Дети у вас есть? Какие они? Сколько?

Сью Кристи-Андерсон начала давиться угощением. Она даже попыталась крепко закрывать глаза. «Довести до слез» - приказал Барыла. Боже, как это просто. Самый легкий приказ, полученный Вагнером за все время его службы. Вот только в чем суть этой всей игры?

Аня как раз показывала гостье фотографии собственного ребенка: вот наш короед в садике; а вот он на карнавале (говнюка здесь было трудно узнать, потому что он был в костюме мутанта, так что пришлось показывать пальцем, кто есть кто в толпе малышей); а это наш пацан (придерживаемый воспитательницей) ложит букет цветов к памятнику Пана Яна, Воскресителя Речипосполитой, в день государственного праздника. Полковник морских пехотинцев пыталась разобрать выбитую на цоколе памятника надпись: «Прохожий, скажи Польше, что я сделал это ради собственного народа. Вы обязаны выжить любой ценой!»…

- Так как договоримся? Шашлык в саду? Зорг, хочешь?

- Тххолькххо ннееее ппртхххи мнннеее мммяссаааа, Анкхха! – проурчал гепард. – Ййааа ннеее ййеммм жххррренннногхххоо…

Служанка все провернула в один момент. Хозяева с гостьей уселись на плетеных стульях под громадной пальмой. Вагнер лично занялся приправами и обслуживанием гриля. При этом они потихоньку пили водку с мартини. Аня болтала словно сорока, доводя негритянку до состояния амока. Полнейший кайф! Самый легкий приказ в жизни. В исполнении Ани – всего лишь пара секунд. Вагнер снял свой пробковый шлем и с помощью пластиковой упряжи забрался на пальму. Там он срубил мачете кокосовый орех. Аня приказала служанке вскрыть его и подать негритянке. Боже! Кокосовое молоко! «Довести до слез». Sure! Шоколадка пила в легком шоке. No problem. Но что за всем этим кроется?

До полного улета Сью – агенту ЦРУ – хватало совсем немножко. Даже без амфетамина Х-12. А тут еще Анка подала жареное мясо, а к нему салат и немецкое пойло на вине, водке и пиве. Голова американки пошла кругом уже после первого глотка. В салоне заныл ребенок, и Анка пошла его накормить. ОказалосьЮ что на шоссе Сью не пробовала стейков, потому что поверила сплетне, будто мясо было «людское». Получалось, что свинину она ела впервые в жизни. Особого вкуса она не ощущала, потому что синтетики превратили ее небо в подошву сапога, но настроение все время заставляло моргать глазами в напрасной попытке избавиться от текущих слез. Зорг, нажравшись выше крыши, свернулся в клубок и дрых на траве. Домашний песик пытался было цепляться к гепарду и даже цапнул лейтенанта за ухо, но быстренько обделался, когда Зорг зевнул во сне и показал свои дополнительные, выдвигающиеся из за клыков зубы.

Вагнер забрал из бара бутылку коньяка, две приличного размера рюмки и повел Зузю в Щитницкий парк. Женщина даже не замечала цветов, потому что из глаз лились слезы. Но Вагнер давил и давил. Он всегда привык выполнять приказы тщательно, потому лавировал между хихикающими парочками, отгонял белок, пытавшихся получить с него порцию орехов, отпихивал лезщих под ноги зайцев и кроликов. Анджей привел мадам полковника к стройной, выстроенной еще в девятнадцатом веке смотровой башне. По узеньким, несколько потертым ступенькам они поднялись на самый верх. Здесь Вагнер уселся на оградительном барьерчике. Тут, над вершинами деревьев, искусственный ветер, производимый вентиляторами Опатовицкого острова, чувствовался лучше всего. Солнце как раз заходило, рассыпая отблески на стеклянном куполе, чуть ниже расстилалось море зелени, прикрывая крыши резиденций крупных чиновников и самых знаменитых контрабандистов. Где-то внизу стучала колесами конка, извозчики лавировали между деревьями на улице Пана Яна. Зажигались первые газовые фонари и цветные лампионы. Люди кучковались на газонах целыми семьями, чтобы поужинать – женщины как раз распаковывали корзинки с едой. В парке открывали свои павильоны вечерние рестораны. Откуда-то доносились звуки вальса…

Вагнер наполнил рюмки коньяком. Сью опрокинула в себя напиток залпом. Сейчас она ревела белугой совершенно отрыто.

- Знаешь… - глотала она слезы, - этот ваш сынок… понимаешь… У меня только шестой класс чистоты!

- Что с тобой сделали? – спросил майор.

- Меня кастрировали.

- Это  как же? Баб невозможно кастрировать.

- Отключили функции яичников, - объяснила Сью. – У меня шестой класс. Почти что мутант, - ревела она все громче. Потом вытерла лицо рукавом, высморкалась. Вагнер дал ей платок. – И еще твоя жена… В таком замечательном, развевающемся платье. Служанка, ребенок, салат, уход за садом. Вот чем она занимается. А я только и знаю, как с закрытыми глазами разобрать и собрать автомат. Знаю, как командовать разведвзводом. Как обеспечить огневую поддержку попавшему в окружение батальону. Боже! Я не умею делать салат и никогда не надевала платья! И у меня никогда не будет ребенка…

Вагнер плеснул ей еще коньяку. Интересно, какие планы были на нее у Барылы? Сью вновь проглотила содержимое приличной рюмки за один раз.

- Никогда у меня не будет маленькой такой собачки. – Она забрала бутылку и сделала несколько глотков прямо из горла. – И никогда я не буду жить среди деревьев.

Вагнер даже перепугался, а не слишком ли он пересолил со всеми этими рыданиями. Ему хотелось надеяться, что негритянка не прыгнет головой вниз с башни. Он помог ей подняться с места, и, страхуя свою упившуюся в дымину гостью, повел вниз. Придерживая ее под руку, он повел ее домой. К счастью, Аня подобную ситуацию уже предусмотрела. Она раздела госпожу полковника, умыла, надела на нее кружевную ночную рубашку и уложила спать в одной из спален, меблированных в арабском стиле…

 

***

Утром Сью выглядела значительно лучше. Вагнер прихватил ее, когда она присматривалась к себе в зеркале, обтягивая смятые кружева. Половину ночи она провела в туалете, но все же ей удалось умыться и спуститься, уже в торжественном мундире морских пехотинцев, к завтраку. Увидав ее, лейтенант Зорг почесал себя задней лапой за ухом. Не было никаких сомнений, что он побился об заклад с Анкой, рискнет ли госпожа полковник вернуться в сортир, чтобы провести там долгие часы, или все-таки откажется от гренок и от жидкости со странным запахом, которая – как объяснили американке – называется «чай»… И Зорг, и Анка увлеченно наблюдали за тем, как Зузя грызет гренки с миной типа «в Пирл Харборе тоже было тяжко…» Вагнер не знал, кто выиграл: его жена или гепард, при гостье расспрашивать было как-то неудобно, хотя вопрос этот интересовал его все сильнее и сильнее. Служанка помогла майору запрясь коня в элегантную двуколку. Через несколько минут ему удалось усадить туда госпожу полковника и лейтенанта. Сью Кристи-Андерсон прикрыла глаза темными очками – и теперь Вагнер не знал, на что она глядела. Щелкая кнутом, он подгонял коня. Движение на улицах в это время только-только начиналось, так что до Грюнвальдского моста они добрались относительно быстро. А уже сразу за ним располагались конюшни Министерства Контрабанды… черт, Воеводского Управления. 

Вагнер оставил свою коляску под надзором опытных конюших и по широченным, обязующим напоминать об уважении к властям, еще фашистским лестницам повел американку между гигантских колонн. В холле царил приятный холодок. Сандалии неприятно пляскали по гранитным ступеням. Затем контроль, быстрый досмотр, и вот уже адъютант вводит их к генералу. Когда они проходили в кабинет, Сью наконец-то сняла свои темные очки.

Генерал Барыла отвернулся от окна с видом на Одру и Ткмский остров. Ему каким-то чудом удалось расшевелить свою тушу. И, о чудо, при этом не оторвалась ни одна из пуговиц мундира, застегнутого на чудовищном пузе. Барыла покатился в сторону гостей на своих коротеньких и кривых ножках и протянул ладонь с пальцами-сардельками, поросшими редкими волосами. Вопреки первому впечатлению, мутантом он не был – первый класс чистоты, жена и пять детей.

- Приветствую вас, госпожа полковник, - просопел хозяин кабинета. – Я весьма рад видеть вас целой и здоровой.

- Я тоже рада, господин генерал.

- О… Вы чудесно говорите по-польски.

На сей раз Сью не парировала своим знаменитым «вы тоже». Она только улыбнулась.

- Я наполовину полька.

- Ага, выходит, Кристи в вашей фамилии, это энглизированное «Кишчак»?

- Нет, Андерсон от «Анджеевская».

Барыла тоже улыбнулся и указал гостям на стулья.

- Знаю, что майор Вагнер любитель коньяка, но мне хотелось бы угостить вас кое-чем, производимым на нашей родине. Местный фирменный напиток, - указал он на покрытую каплями измороси бутылку.

- Местная фирменная штучка? – Негритянка все же решила показать коготки. – Неужто амфетамин Х-12?

Барыла рассмеялся, Несмотря на внешность, он был человеком умным и ценил ум у других людей.

- Может, пока что не будем про шприцы, - сказал он, наполняя маленькие рюмочки. – Пока что я предлагаю вам чистую водку.

- Ваше здоровье! – Сью выпила свою порцию залпом, что говорило о неплохом знании польских обычаев.

- А ведь и правду, в ЦРУ стали готовить агентов все лучше и лучше, - Барыла с трудом разместился в кресле за огромным столом.

- Не поняла?

- Что… Агент с проблемами слуха? Такое ведь невозможно.

- Вы сказали «ЦРУ».

Придымленное стекло купола над городом, наряду с плотными жалюзи на окне, отражало странный свет, образуя неподвижные тени на лице генерала. Атмосфера кабинета казалась сонной, как бы не до конца реальной. 

- Именно. Хотя вы наверняка прошли подготовку и у морских пехотинцев. Вы всегда заботитесь о хорошей «крыше», но ведь и полковником вы не являетесь, правда?

- Не понимаю, о чем вы говорите, господин генерал.

Барыла тяжело вздохнул и выдул свои громадные губы.

- Я сказал, что вы агент ЦРУ. Ваш шеф – это Терри Робинсон; вы лично занимаете тринадцатую камеру шестого отдела в бункере Ленгли. Помимо отца, пана Анджеевского, вас интенсивно обучали польскому языку более года в криптографическом центре в Детройте. Всего у вас было шесть учителей, в том числе – два поляка: пани Врублевская и пан Мартыняк… Других тоже перечислять?

Американка прикусила губу.

- Вы совершили ряд федеральных преступлений, - продолжал генерал. – Одно из них состояло в том, что вы полизали траву в Национальном Парке бункера Детройт. Впрочем… тоже мне, парк, - презрительно скривился Барыла, - десять метров на десять. К тому же вас еще и сфотографировали. Ладно, пропустим это. Вы нелегально занимались любовью, немножко приторговывали травкой среди коллег. Судебное разбирательство было уже раскручено, но вас завербовали для нынешней миссии. И как-то все даже удалось, ведь правда?

- Я хочу связаться с консулом Соединенных Штатов Северной Америки, - несколько быстро произнесла Сью, показав этим собственное волнение.

Барыла расхохотался. Гигантское брюхо затряслось, но портной, шивший генеральский мундир, доказал еще раз, что является специалистом высочайшего класса. Не отвалилось ни единой пуговицы, хотя это и граничило с чудом.

- Да пожалуйста… Вы удивитесь, но во Вроцлаве имеется ваш консул. П о ч е т н ы й. Раз в полгода он даже получает какую-то почту. Со времен Бомбы Шен наши народы уже ничто не объединяет, но у нас есть даже ваш консул. Видимо затем, чтобы показывать в зоопарке, но все же он есть. Есть! – Генерал вел себя как добрый хозяин. – Так как, вызывать его?

Негритянка дышала все быстрее. Вагнер почувствовал, что она начинает бояться.

- И что ваш народ мог бы мне сделать? – издевался Барыла. – Бросить мне в рожу атомную бомбу? Но мне кажется, что без электричества для вас это будет сложновато. Или армия США ударит на Вроцлав? Гмм, у вас есть столько парусников, чтобы перевезти армию через океан? – Он наклонился над полированной столешницей. – Так как, вы скажете или нет, должен ли будет присутствовать консул при том, когда вас будут разрывать лошадями на Рынке?

Сью обделалась от страха и судорожно стиснула поручни кресла. Зорг тоже заметил это и повел ушами. И, точно так же, как и Вагнер, заметил кое-что иное.

- Вы сейчас размышляете над тем, как бы меня пришить, - буркнул генерал. Он тоже был хорошим наблюдателем. Сказав это, он открыл большой ящик стола и выпустил на столешницу двух персидских котов. Те начали потягиваться на скользкой поверхности. – Сейчас вы размышляете о двух вариантах. Либо выпустить гремучую змею из сумки… Но это глупая идея. Коты справятся с ней за пару секунд. Или же вы воспользуетесь своим миниатюрным скорострельным пистолетом. Невозможным для обнаружения при наших досмотрах. – Барыла вновь расхохотался. – Нет, такое могли выдумать только американцы. Сконструировать микроскопическую пукалку с пулями, буквально прошивающими человека. Он настолько маленький, что его спрятали в… вы уж извините… - Барыла инстинктивно глянул на черные, плотно обтягивающие тело брюки американки. – Только американцы смогли до такого додуматься, - повторил он. – Пистолет спрятан в… - фыркнул Барыла. – Практически невозможно найти. Но, ведь если уж вы захотите выстрелить, вам придется сначала расстегнуть и спустить штаны, снять трусы и… Хммм. За это время пан поручик успеет раз шестьсот перекусить вам шею. Зорг, - обратился он к гепарду, - укушенный тобой человек долго умирает?

 - Долггхххоо…

Вагнер знал, что гепард говорит чистейшую правду. Яд был рассчитан на то, чтобы парализовать противника. И справлялся он с этим мгновенно. Содержащиеся в яде токсины были только лишь побочным эффектом и медленно растворялись в крови врага. Мутанты умирали часа через два-три, хрипло дыша от боли, потому что даже шевельнуться они не могли.

- Вы сами дали нам эту технологию, - продолжал Барыла. – Когда вам удалось придумать своих гремучих змей, то менее удачные модели, то есть котов, птичек, тигрят и гепардов, продали менее важным народам. Тут все понятно. Змею гораздо труднее вычислить в инфракрасных лучах, чем, к примеру, кота. Но вот когда электричества уже не стало, оказалось, что змея это совершенно ничто по сравнению с таким вот Бичом Божьим, которыми стали наши гепарды…

- Откуда вы столько знаете, пан генерал? – Сью пыталась вести себя рационально. – У вас что, агенты в США?

- А зачем? – покачал головой тот. – Нас ничего не объединяет. На бумаге мы являемся союзниками, но вы сами знаете… Слишком далеко, чтобы чем-то интересоваться.

- Так кто же? Арабы?

- Бедуины, дорогуша. Не нужно путать эти две нации.

- Они шпионят у нас? Зачем?

- Какие-то их собственные контрабандистские интересы, - вновь пожал плечами генерал. – А у меня достаточно много денег, чтобы купить у них то, что хочу иметь. – Он начал гладить одного из котов, валявшихся у него на столе. Кот выгнул спину и заурчал. – Пару сотен лет назад я был бы наверняка наилучшим клиентов в любом супермаркете, потому что денег у меня хватает всегда на все, о чем я только мечтаю.

- Арабы… Выходит, бедуины пронюхали все относительно моей миссии?

Барыла лишь махнул рукой.

- «Все»… - Он фыркнул словно кот, которого гладил. – Вы и сама не знаете всего о собственной миссии. И никто на свете не узнает всех тайн бункера Ленгли. Впрочем, это вовсе и не нужно.

- Тогда чего касается наша беседа?

- В том-то и дело, мне хочется, чтобы вы сами мне рассказали обо всем, что знаете.

- На это прошу не рассчитывать, пан генерал!

Слова эти она произнесла излишне быстро. Все присутствующие в кабинете отметили факт, что американка вновь стиснула руки на подлокотниках.

- Пани Анджеевская… - усмехнулся Барыла, - вы уж, будьте так добры, не говорите глупостей. Скажете.

- А если нет, то… вы меня разорвете лошадями на Рынке? Или на кол посадите? Отрежете груди?

Девица держалась твердо, но не до конца. Видимо, она слишком живо представила то, о чем говорила. И тут же вспотела.

- Пани Анджеевская, - с добродушным выражением на лице Барыла наполнил ее рюмку водкой. – Не надо глупить. Вот так вот сразу, и на кол! Или груди отрезать… - Он вновь пожал плечами. – Вы так у себя делаете в Америке? Здесь, к счастью, Польша. Договоримся по-хорошему, под водочку.

- Никогда мы не договоримся!

- Неужто? А те десять контейнеров, которые вам поручено уничтожить? Это вам что? Прыщик на заднице?

- Откуда вы про них знаете??? – сорвалась негритянка с кресла. Ей явно не хватало воздуха. Об этом, помимо нее, скорее всего, знал один только президент США.

Барыла послал женщине теплую улыбку.

- Ну да, да… Господин президент США, Хозе Торрес де Фуэнжирола тоже имеет свои слабости. Он любит мальчиков, а бедуины именно на них и специализируются… Вы что, забыли? Лоуренс Аравийский? Но сейчас я только издеваюсь. – Генерал одним духом выпил содержимое своей рюмки и сделал приглашающий жест, чтобы негритянка сделала то же самое. – Для меня президент это несколько высоковато. Да и зачем? Я покупаю гораздо более точную и ценную информацию, но на уровнях пониже, в связи с чем – намного дешевле.

- Что вы знаете про мою миссию? – не дала ему договорить американка.

- Пани Анджеевская, я расскажу вам даже о том, о чем вы вообще понятия не имеете, потому что про это вам никто не говорил. Взамен же прошу только лишь одно. Дату.

- Никогда!

- Хе, хе… Как я уже говорил, мы находимся в Польше. Под водочку и договоримся. – Он вновь напомнил рюмки.

- Никогда в жизни, сволочь!!!

- Хе, хе… У нас тут имеется один мутантик, которого Вагнер поймал в прошлом году. Так вот, он обладает особенным талантом. Талант этот позволяет нам обходиться без необходимости сажать на кол. А груди можете себе оставить на память. Мне они никак не нужны.

- Мутантов использовать запрещено.

- А вы за это спустите мне на голову атомную бомбу, - издевательски предложил генерал. – Что? Не удастся?

- Господин генерал…

- Молчи и слушай. Это был кнут, - тяжело просопел Барыла. – Теперь пряник.

Он снова налил водки. Выпил, закусил консервированным огурчиком и вытер рот.

- Слушай, Зузя. Кушать я ничего тебе не предлагаю, потому что прекрасно знаю, что ты с огромным трудом контролируешь собственный анальный сфинктер. Вместо этого я поделюсь с тобой кое-какой информацией, о которой ты не имеешь понятия. Твой президент, мистер Хозе Торрес Любитель Мальчиков де Фуэнжирола, знает кое-что, о чем никто другой ничегошеньки не знает. Разве если не считать парочки инженеришек в Чайен Маунтен, один из которых слишком задолжал бедуинам, потому что «употреблял» весьма много. Но это все мелочи… А было так. Во время последней войны вы под Пекином устроили китайцам кровавую баню, они же спустили нам всем на головы Бомбу Шен. И во всем мире электричество кончилось. Ба-бах, и дело сделано. Факел сделался единственным источником освещения в бункерах, потому что лампочки ушли в прошлое. Но… Как оказалось через много лет, вы, американцы, были не такими уж и глупыми. Откуда-то вам было известно, что у китайцев имеются эти их чертовы шены. И что, возможно, слишком быстро избавиться от них вам не удастся. Кто-то из ваших даже догадался, что можете просрать всю цивилизацию, сводя ее к эпохе паровой машины. Но для этого у вас тогда уже имелось противоядие. Вы знали, что делать, если с китаезами справиться не удастся.

- О чем это вы говорите?

- О проекте «Квинс».

- О чем?

- “Queens Project”. Машина времени.

- Божечки… - Негритянка недоверчиво затрясла головой. – Мне это все снится?

- Не могу сказать. – Барыла вынул сигарету из деревянной шкатулки, стоящей на столе. Прикурил он ее от изумительной работы русской бензиновой зажигалки. – Ваши инженеры размышляли следующим образом: если китайцев победить не удастся, и они распылят шены в атмосфере, электричество во всем мире исчезнет. Изоляторы превратятся в проводники и… хана нашей любимой цивилизации. Конец с глобализацией, убийствами на расстоянии, тотальной индоктринацией… Конец всяческим биржам вместе с телефонами. Даже самая банальная американка не сможет уже купить в магазине дурацкий вибратор. И что? Они выдумали окончательную страховку. А конкретно, они выдумали машину времени.

- Вы бредите, генерал.

- А если нет? Выслушай уж меня, Зузя, до конца. Было так. У вас имеется машина времени. И что с того? Если китаезы выпустят шены, машину можно сдавать в утиль. Так что же делать? Ага… Выслать ее в космос. Ну а что нам с того космоса? Шены, правда, машину теперь не повредят, но вот как выслать сигнал, что машинка должна начать работать, раз электричества уже не станет? И вот тут, дорогая моя, проявился весь гений американских инженеров. Машиной на земле воспользоваться нельзя? Вышлем ее в космос. С Земли невозможно сообщить, чтобы она начала действовать? Все в порядке… Она должна начать действовать сама по себе. Ну хорошо, а если мы выиграем, зачем тогда ее включать? Как решить эту проблему? Очень просто. Машину выслали куда-то к Сатурну. Она должна была вернуться через пару десятков лет и отвернуть всю планету во времени. Где-то на парочку сотен, парочку тысяч лет. Тогда цивилизация получит еще один шанс. Но что это дает авторам проекта? А вдруг история повторится? Вновь начнется война, узкоглазые опять выпустят шены, и временная петля замкнется. Зачем? Самым лучшим решением было бы отступить во времени, но таким макаром, чтобы несколько человек сохранило хотя бы часть знаний о том, что произойдет в будущем. Чтобы перенестись во времени, лучше всего, с какой-то частью современных технологий. Как это сделать? А очень просто. Американские инженеры действительно гениальны. Выглядит все это так: через пару десятков лет машина времени возвращается от орбиты Сатурна и поворачивает Землю во времени. Но для этого необходимы такие гигантские источники энергии, что их никто не будет в состоянии построить. Поэтому, Землю «повернут» во времени буквально на несколько наносекунд. Вся планета молниеносно вернется в год, скажем, тысячный, и тут же вернется в наши времена. Мы же говорим о наносекунде! Какая с этого польза? Это тоже просто. Все те люди, которые будут находиться в радиусе действия излучателей Вогта, останутся в тех временах, куда их выбросит. Люди и оборудование. Таким образом, рассуждая гипотетически: нам безразлично, выиграем мы или проиграем, машина времени возвратится со своей орбиты и и отвернет всю Землю на несколько сотен лет. Если мы выиграем, то буквально через наносекунду целыми и здоровыми вернемся в наши времена. Никто ничего и не заметит. Но вот если проиграем… Тогда некоторые, самым тщательным образом отобранные люди очутятся в радиусе действия излучателей Вогта. И… и останутся, скажем, в тысяча восьмисотом году. Точно я не знаю, потому что штука действует случайным образом, уж слишком мало времени для прицела. Ну а теперь представьте сами. Господин президент США, с семьей, с штабом, с парочкой сотен военных, со всеми нашими чертовыми знаниями, с иммунитетом ко всем классическим болезням, с автоматами, суперпушками, с компьютерами, энциклопедиями, современной химией и паровой машиной, вдруг появляется в тысяча восьмисотом году. В эпоху Наполеона Бонапарта… Как долго он будет завоевывать власть над миром? Год? Или ему хватит дня три? И история изменится. Тут можно сделать все, чего только пожелаешь…

- Из того, что вы говорите… эти излучатели… они должны находиться на Земле. Как же они устоят перед воздействием шенов?

- Вот видишь, Зузя… - Барыла слегка усмехнулся. – Ты мне уже веришь. – Он затянулся сигаретой. – Это как раз очень просто. Излучатели были заранее залиты стеклом. Шены не имеют к ним доступа. Если машина времени начнет действовать, то она включит излучатели в те времена, когда еще никто и не думал про шены. Вполне возможно, именно тогда, когда родился Иисус Христос? Или раньше? Или позже? Но там шенов не будет. И все превосходно играет. Нужно всего лишь очутиться рядом с излучателями в тот самый момент, когда зонд с Сатурна войдет на земную орбиту. Тот, кто очутится в радиусе действия в момент реализации проекта «Квинс», останется во временах, отстоящих от нас на пару сотен или даже тысяч лет… И он сможет как угодно манипулировать историей, располагая нынешними знаниями.

- Погодите… А кому нужны будут устройства, испорченные в наши времена?

- Ой, Зузя… Если кто-то позаботился о машине времени на орбите, по он же позаботился и о всяких других железках. В Шайен Маутин у вас тысячи залитых стеклом контейнеров. С компьютерами столетней давности, с современной тогда электроникой. Шены не имели к ним доступа.

- Ааа… - Негритянка взяла свою рюмку и проглотила водку, которая наверняка уже сделалась теплой. – А какая в этом всем выгода для вас?

- Вот видишь… - Барыла взял истекающий рассолом огурчик, выпил водку и смачно хрустнул консервированным овощем. – У вас несколько тысяч контейнеров. У меня только один, который мне привезли из Берлина, но мне хватит и его одного. Гигантоманией, как вы, я не страдаю.

- Что?

- Чтобы изменить ход истории во времена Наполеона, хватило бы несколько сотен людей и наши знания. Но вы хотели иметь сразу все. Прежде всего – армию. И… разместили контейнеры на ваших базах, а вместе с ними… там же разместили и излучатели Вогта.

- Выходит, те самые десять контейнеров, которые я должна уничтожить?…

- Все правильно. Это излучатели Вогта с вашей старой базы в Италии. Я попросил бедуинов доставить их сюда…

- Боже. Я и не думала, что президент вышлет меня для операции, которую невозможно выполнить.

- Именно! – Барыла радостно ухмыльнулся. – Видишь ли, Зузя… Ваш президент для меня сидит и вправду высоковато. Да, он тоже любит мальчиков, но даже бедуины не смогли добыть сведения, которыми обладает только он один. Он один… на всем свете.

- Это же какие сведения?

- Видишь ли, милая моя Шоколадка, самая сложная проблема у меня была только одна. Я добыл контейнер, приказал доставить излучатели Вогта, но… не имел и до сих пор не имею понятия, когда же машина времени сработает. Этого никто не знает, если не считать твоего президента. Вот почему я сам, через своих любимых бедуинов, сообщил ему, что имею контейнер и излучатели. Мне хотелось, чтобы он начал паниковать, чтобы выслал кого-нибудь вроде тебя с миссией уничтожения контейнеров, с поясом, нафаршированным американским золотом, с гремучей змеей, спрятанной в сумке, и пистолетиком, спрятанным в «хммм». Так я решил, и теперь именно от тебя узнаю, когда же начнется «Проект Квинс».

- Вы наивны, господин генерал.

- Оу, правда?

- А как же! Вы считаете, будто мне сообщили о дате? Они мне вообще ничего не сказали про «Проект Квинс»! О нем я узнала только от вас.

Барыла сделал жест, будто отгоняет черта.

- Я вовсе не наивен, Шоколадка. Да и твой президент тоже, похоже, не дурак. Он не сообщил тебе ничего… - тут он тяжело вздохнул, - кроме даты запуска.

- Вы издеваетесь?

- Вовсе нет, котик. Тебе доверили миссию, можно сказать, даже и не слишком сложную, ведь тут достаточно лишь разбить стекло на контейнере, и мой план пойдет псу под хвост. Тебе ничего не сказали. Кроме одного. Тебе сказали… ДО КАКОЙ ДАТЫ ты обязана покончить с операцией. Правда? Наверняка тебя проинструктировали, что если ты все сделаешь ПОСЛЕ какой-то определенной даты, то ничего не получится, а посему необходимо поспешить. И наверняка, потому что после этой конкретной даты операция уже никому не будет нужна, ведь тогда ты просто-напросто исчезнешь, милая моя Негритяночка Бамба. – Барыла склонился над столом. – И я хочу знать, что же это за дата.

Сью закусила губу. Все в кабинете понимали, что генерал выстрелил в десятку. Шокированный Вагнер, не слишком-то заботящийся обо всем Зорг – оба они понимали, что американка попалась. Что госпожа полковник дату знает. И сейчас произнесет ее, так или иначе.

- Хрен вы от меня что узнаете! – Негритянка рванулась в неожиданном пароксизме, протянув руку к сумке с гремучей змеей. Коты на столе насторожились; Зорг поднялся с узорчатого ковра и открыл свои ядовитые зубы; Вагнер стиснул пальцы на рукояти спрятанного в рукаве стилета. – Я американка и ничего вам не скажу. Даже если вы меня посадите на кол!

Барыла добродушно осклабился.

- Это всего лишь кнут, - повторил он уже звучавшую фразу. – А теперь пряничек, дорогая моя наполовину полька, можно сказать, сестренка. – Он открыл ящик стола и вынул оттуда пачку пожелтевших бумаг. – Это список содержимого того самого контейнера, который мне привезли из Берлина. – Его толстый палец перемещался по строчкам. – Ну вот, пожалуйста… Медицинский компьютер со всем оснащением. Чудная технология прошлого века. И что, Зюзя? Как только мы попадаем во времена без шенов, мы тут же сможем тебя вылечить. Вместо шестого класса чистоты уже через пять-десять минут ты будешь иметь первый. И сможешь родить себе чудного ребеночка. Чудную мини-Шоколадку.

- Нет. У меня отключили функции яичников. Всего лишь одним уколом.

- Слушай, Зузя, не заёбывай меня. В то время, когда шенов уже не будет, когда все это ваше дерьмо начнет работать, мы сможем вылечить тебя за пять минут. – Генерал показал на упаковочный лист содержимого контейнера. – Подумай… Ты сможешь иметь ребенка. Две, три штуки, даже десяток, если выдержишь. Будешь жить среди деревьев. В мире без всяческих климатических перемен, без мутантов, богатая и здоровая… Подумай, Зузя. С нашими людьми ты станешь настоящим полковником. Будешь участвовать в завоевании власти над миром. Опять же, дети… Знаешь, как это здорово, когда женщина кормит грудью такого вот короеда? Ведь не знаешь, - искушал он, - хотя тысячи раз представляла это, валяясь без сна в своей камере в Ленгли, правда? Вагнер мог бы кое-чего об этом порассказать, но ведь он мужчина и женщин не понимает. Тогда спроси у его жены. Спроси ее, здорово ли провожать пацана в детский сад? И приятно ли устраивать шашлык в саду? Лучше ли сделаться богатой, властной и ни о чем не думать, или же только и уметь, как только собирать и разбирать автомат с завязанными глазами? Ты подумай об этом, Зузя. И подумай еще над тем, что тебе дали эти твои дорогие Штаты. Перед этим тебя кастрировали, а когда запустят машину времени, ты попросту исчезнешь. Не будет войны, не будет шенов, но не будет и тебя, дорогая моя, чудная Сью Кристи-Андерсон. Ты попросту не появишься в том свете. А из этого исчезнешь. Как, впрочем, и весь этот мир.

Барыла щелкнул пальцами. Адъютант раздвинул стенку, показывая клетку с парой мутантов.

- Выбирай, дорогуша, - шепнул генерал. – Или они, - указал он пальцем на деформированные рожи своих спецов по допросам, - или я. А еще богатство, власть, беременное пузцо, любящий муж; еда, о которой ты и понятия не имела до сих пор;  первый класс чистоты, деревья вокруг, чудесный климат… Думай, котик. Размышляй!

Негритянка расплакалась. Вагнер отвел глаза. Барыла же, наоборот, увлеченно приглядывался к женщине.

- Мне нужно в туалет, - шепнула Сью.

- Писай в кресло… Я тебя никуда не выпущу.

- Но мне надо!

- Пока не скажешь, никаких дел.

- Боже…

- Так как? – Генерал наполнил рюмку и поставил перед американкой подносик с бутербродами и русской икрой. – Надумала?

Негритянка заревела во весь голос. Слезы стекали у нее по подбородку. Барыла выложил перед ней фотографии собственных детей, подсовывая одну за другой, под самые глаза…

- Семнадцатого октября! – неожиданно взвизгнула негритянка! – Семнадцатого октября!!! – завыла она так, что можно было опасаться за сохранность ее голосовых связок.

Барыла расхохотался.

- С е м н а д ц а т о г о октября… - повторил он. – Чувство юмора у ваших инженеров, что ни говори, имеется. – Он поглядел на мутантов, чтобы узнать, говорит ли женщина правду. Оба кивнули.

Барыла сделал знак адъютанту.

- Застрели их, - указал он на мутантов в клетке. – Они нам уже не пригодятся.

Потом он повернулся к Вагнеру.

- Займешься Зузей, - зевая, отдал приказ. – Она едет с нами. Позаботься, озолоти, сейчас отведи в сортир. Шестнадцатого октября сбор на Грюнвальдской площади. Хочу там видеть весь твой отряд, жену, пацана, и что ты там желаешь забрать в путь сквозь тысячелетия… Господа, - глянул он на Вагнера и Зорга, - на сегодня это все. До свидания.

Они вышли на подкашивающихся ногах, услыхав лишь два выстрела из пистолетов генеральского адъютанта.

 

***

Шестнадцатого октября все уже было готово. Весь отряд наемников, люди, гепарды, птицы, коты и тигры тихонечко сидели в транспортерах, поставленных на Грюнвальдской площади. В радиусе действия излучателей Вогта располагалось еще шестьдесят грузовиков Барылы. Аня Вагнер болтала с американкой, но по ней было видно, что она волнуется. На ней была куцая футболочка, шорты и рюкзак, в котором она вырезала дырки, чтобы сидящий в нем мальчишка мог вытянуть ноги. На шею себе она повесила автомат. Лицо, разрисованное цветами камуфляжа пустыни, носило признаки старательного макияжа – реснички, бровки, румянец на щечках, помадочка с блеском… Она была готова к любым неожиданностям: к войне в условиях пустыни и к балу у царя Навуходоносора одновременно. Ее служанка выглядела намного лучше. У нее было уже два рюкзака – один висел сзади, а второй спереди. Но, судя по тому, как легко она двигалась, в рюкзаках располагались исключительно тряпки хозяйки. На плечах служанки висели два автомата Хеклера и Коха, в кобуре на бедре размещался Смит-энд-Вессон сорок пятого калибра. Помимо этого у нее имелся стилет, саперный нож, лопатка, огромный пробковый шлем и чарчаф камуфляжной раскраски. Вся семейка выглядела стадом идиотов. Но следовало учесть, что другие выглядели не лучше. У Марты имелся граммофон с заводной ручкой и гигантским раструбом, у Долгорукова же – три его арабские любовницы, упакованные в товарном люке бронированного транспортера.

Барыла, правда, не обращал на все это внимания. Он подковылял на своих коротеньких ножках, очень вежливо, с врожденной куртуазностью поздравляя Анку.

- Андрюша, - заговорил он, глядя при этом так, что любой, знавший подобный взгляд, уделывался от страха. – Знаешь, почему для этого похода я выбрал именно тебя? Поскольку ты самый служивый офицер Твердыни Вроцлав. Так что не подведи меня, сволочь! В противном случае, ты знаешь…

Вагнер отдал честь и тут же заорал, чуть ли не рвя собственные голосовые связки:

- Иван! Хайни! Зорг! Схватить военнослужащих за сраки и так и держать!!! Чтобы никакая зараза и моргнуть не смогла, как только не по уставу…

Лейтенанты заорали на своих подчиненных. Войско польское, самым тщательнейшим образом отобранная рота, состоящая из людей со славянской внешностью, то есть, одни только блондины и блондинки с голубыми глазами, было перепугано наемниками уже с самого начала. Они ведь и на самом деле знали службу исключительно в почетных караулах… Парни и девушки с пшеничного цвета волосами отшатывались только лишь при виде Вагнера, Зорг же доводил их до кататонии. Лейтенант же, злой как тысяча чертей, потому что уже успел заработать два пинка в зад от своего майора, метался среди солдат, только и выискивая оказии заставить кого-нибудь проползти по площади, туда и назад, раз, эдак, шестьсот. У сержантов через четверть часа на губах была пена от постоянных воплей. Ефрейторы молились о том, что только бы дожить до утра. Простые солдаты прощались с жизнью. Животные попросту пытались как-то спрятаться в самых темных уголках своих транспортеров. Хайни бегал со снятым с предохранителя парабеллумом, Иван вышагивал со своим кожаным бичом… Вагнер орал на них при каждой возможности, поэтому сами они становились все более опасными. Роте почетного караула казалось, что уже наступил день Страшного суда.

Барыла добродушно успокаивал насмерть перепуганных солдат, затем подошел к Вагнеру.

- А здорово ты их дрессируешь. – Он усмехнулся на все тридцать два. – Мне твой стиль работы нравится…

Он глянул на последние лучи солнца, отблескивающие на покрывавшем весь город фуллеровском куполе. Его адъютант разложил на гусенице ближайшего транспортера вышитую вручную салфетку, поставил на нее две хрустальные рюмки и наполнил их из бутылки, обмотанной в белоснежную ткань. Рядом с рюмками он выставил блюдца с паприкой, фаршированным луком, маринованными грибочками и небольшой котелок с сосисками.

- На здоровье! – Барыла выпил свою рюмку первым. – Ну, Андрюша, пей. Хватит стрессов, потому что сделаешься импотентом и не сможешь подарить своей замечательной женке второго ребенка.

Вагнер выпил свою порцию, закусил грибочком. Шикарные рыжики, черт, только генерал мог себе позволить нечто подобное.

Барыла кивнул адъютанту, и тот немедленно подскочил с бутылкой.

- Ну так как? – глянул генерал на часы. – Скоро трогаемся.

- Куда, интересно?

- Гмм… Этого не знают даже американцы. – Генерал выпил вторую рюмку и взял от адъютанта наколотую на вилку сосиску. Вагнер сделал то же самое. – Необходимо такое колоссальное количество энергии, чтобы Земля «отпрыгнула» во времени, что это должно длиться крайне быстро, так что излучатели не смогут настроиться всего лишь за наносекунду. Мы останемся во временах, выбранных совершенно случайным образом.

- Юлий Цезарь? Динозавры? Времена Пана Яна?

- Это был бы самый паршивый вариант. – Барыла, вопреки своей внешности, на самом деле был чертовски умным человеком. – Но, к счастью, войны, вопреки сложившимся представлениям, всего лишь небольшой обломок времени, в течение которого человечество существовало.

- Остается еще чума, фашизм, крах климата…

- Успокойся, Анджей… Ко всем болезням у нас имеется иммунитет. А если мы и попадем в, скажем, 1942 год, то даже гитлеровцы захотят торговать с нами, чтобы узнать, как действуют наши технологии. Они нам душу продадут, лишь бы узнать, что такое современная химия.

- Или продадут нам душу, или засадят в концлагерь.

- Не нужно паниковать, мой мальчик. В моем контейнере имеется индукционный пояс и дематериализатор. Как только появится электрический ток, все эти американские цацки тоже начнут действовать. И герр Гитлер, выстроивший для меня кабинет в Управлении, сможет мне только задницу вылизывать.

Вагнер опрокинул в горло следующую рюмку и закусил рыжиком в пикантном рассоле.

- А если мы очутимся в эре динозавров?

- Что поделать. Тогда начнем человечество наново.

- А если во времена гуситских войн?

Барыла на это только покачал головой.

- Всех этих дурацких рыцарей мы просто высечем автоматным огнем.

- И на сколько нам хватит боеприпасов?

- Анджей, мальчик мой… - Генерал вновь жестом приказал наполнить рюмки. – А ты как считаешь? Что у меня на этих грузовиках? Порох, патроны, снаряды? Нет! Там у меня оборудование для производства нужных нам вещей в любых условиях. В любые времена. К этой миссии я готовился долго.

- Ну ладно. – Вагнер первым протянул руку за рюмкой. – Если мы попадем во времена, где уже имеется электроника, то из шестидесяти грузовиков нам пригодится только один… Американский контейнер с оборудованием.

- Ошибаешься, парень, - Барыла тоже выпил свою водку. – Ты меня недооцениваешь. Тогда, Андрей, мы применим «план Б».

- Что мы тогда применим?

- Позволь, пока что придержать тебя в неведении. Пока что же держи своих людей в готовности. – Барыла глянул на часы и направился в сторону штабного транспортера. – Мы можем отправиться в путь в любую минуту, если только Зузя, конечно, не наврала нам.

Вагнер только пожал плечами.

Потом он наорал на своих офицеров. Те, в свою очередь, задрали своих людей и животных. Потом все уже ждали, сидя на корточках, покуривая сигареты и глуша потихоньку водку. Время тянулось немилосердно. Вокруг была темнота…

 

***

Вокруг было темно. Если даже кто-то и заметил вспышку, вызванную действием машины времени, помещенной американцами на орбите Земли, то отреагировать не успел. Наносекунда – это слишком мало для какой-либо реакции. Вагнер очнулся и закричал, потому что в лицо ему летело нечто странное. А где же купол Фуллера??? Господи… Ведь это же снег! Снег с дождем… кажется. Когда-то он о чем-то таком читал. Купола не было. Он видел несколько домов, которые помнил, но вот большинство других… А кроме того… Кроме того он видел фонарь… Божечки дорогие… Фонари с электрическим освещением! Куда же они попали? Куда? Грюнвальдская площадь казалась какой-то пустой. Господи Иисусе! Наверняка в 1945 году, когда из нее сделали аэродром. Боже! Нет! Погоди, погоди… В 1945 не было электрических фонарей, и повсюду летали русские бомбардировщики. Спокойно… У фашистов не могло быть натриевых ламп. – Вагнер прочитал все книги по истории, которые только имелись в городской библиотеке. Спокойно. Вот только этот ужасный холод.

Катастрофа произошла секундой позже. «Шкода Фаворит», это он знал абсолютно точно, поскольку со всей тщательностью ознакомился со всеми абсолютно книжками, въебалась в один из грузовиков Барылы. Господи, какой грохот. Сзади же, в бронированный транспортер трахнулось серебристое «вольво». А сбоку, в следующий грузовик ударил автобус «хюндаи», и там были самые серьезные потери, потому что у пассажиров не было ни поясов безопасности, ни воздушных подушек. И все разбили себе рожи. Неожиданное появление, буквально материализация из пустоты, транспортеров и шести десятков грузовиков посреди площади полностью дезориентировало водителей, живших двести лет назад.

- Индукционный пояс! – орал из своего транспортера Барыла. – Индукционный пояс!!!

Вагнер приказал разбить стекло, которым был залит американский контейнер. С помощью топоров это было сделано за мгновение. Майор шелестел пожелтевшими бумажками, описывающими содержимое. Еще один автомобиль влепился в сгоревший излучатель Вогта. Кажется, «фиат»? Кто-то уже грозил кулаками на тротуаре. Кто-то звал полицию.

- Господи Иисусе… Долгоруков, ферфлюхте! Индукционный пояс! Нах обен слева.

Иван совершил чудо. Каким-то образом ему удалось протиснуться в контейнер. Через секунду он уже выкинул наружу пояс, который видел впервые в жизни. Наемники растянули его по мостовой. Господи! Все в порядке. Здешние ведь пересылали электроэнергию под землей. Индукционный пояс тут же начал заряжать аккумуляторы американских игрушек в контейнере.

К ним на своих кривых коротких ножках уже бежал Барыла.

- Парализаторы, Вагнер! Парализаторы!

- Тащи парализаторы! – завопил майор.

- Майн Готт… а как они выглядят? – спросила Марта.

Долгоруков был неоценим, уже вытаскивая излучатели из контейнера.

- Где мы? – кричал на ходу Барыла. – Какой это век? Девятнадцатый? Двадцатый?

Вагнер подскочил к ближайшему прохожему. Вырвав револьвер из кобуры, он размышлял над тем, не следует ли сделать предупредительный выстрел в воздух. Огнестрельное оружие могло здесь и не произвести впечатления. Но впечатление на прохожего, пожилого мужчину в каком-то странном плаще, произвел Зорг, который оперся передними лапами ему на плечи.

- Какой сегодня день?

- Д-д-двадцатое ноября, - заикаясь, еле произнес тот.

- Какого года?

- Две тысячи первого, - прошептал мужчина, пошатываясь под весом Зорга. – Это что, какой-то цирк? Сейчас вам полиция устроит, потому что он должен быть в наморднике.

- Двадцать первый век! – крикнул Вагнер. – Самое начало!

- Попадение идеальное, - буркнул Барыла. – План Б. План Б…

Сбоку подошла голая чешская сигнальщица. Одним своим видом она довела прохожего чуть ли не до апоплексии. Но… В руках у нее был уже частично заряженный парализатор. Она прицелилась в пошатывающегося прохожего и нажала на курок. Глаза у того закатились. Вместе с Вагнером чешка посадила его на подмороженном газоне. Девица дрожала и была покрыта гусиной шкурой. При этом она еще щелкала зубами.

- Чего это??? – перепугано разглядывалась она по сторонам.

- Снег, елки зеленые! – крикнул в ответ Вагнер. – Ноябрь месяц. – Он успел глянуть на часы мужчины, которого они временно парализовали. Хорошо еще, что у того были обыкновенные часы, потому что показаний электронного хронометра Вагнер бы просто не понял. Шесть утра. Класс! Движение почти что никакое.

Раздался писк покрышек. Огромный красный автобус влепился прямиком в транспортер Барылы. Взбешенный водитель открыл дверь и выкатился наружу.

- Кто вам разрешил стоять тут без огней, припиздки!!!??? – начал орать он. – Полиция! Полиция!!!

Хайни парализовал его буквально частичкой мощности чудесной игрушки, проектанты которой еще даже и не родились. Но вокруг уже собирались люди, глядя с изумлением на машины словно из кошмарного сна и на солдат, одетых в бурнусы и тюрбаны, хотя с неба сыпали снег с дождем. Откуда-то сбоку раздался ужасно громкий вой сирены. Полицейская патрульная машина. Точно такая, как на фотографиях из древних книжек. К счастью, Хайни подскочил с парализатором еще до того, как стражи порядка успели выйти. Американские игрушки работали исключительно. И это после сотни лет бездеятельности. После аварийной зарядки неиспользуемых кучу лет аккумуляторов с помощью военного индукционного пояса. После переноса во времени… Эта технология, которая на самом деле должна была появиться только в будущем, работала как часики! Потому что вокруг не было шенов! Кайф!!! Марта вытащила из контейнера импульсную пушку и теперь по складам читала инструкцию по обслуживанию. Голая чешка парализовала какого-то прохожего, сорвала с него куртку и напялила на себя. Тем не менее, ногами она притопывала. Счастье еще, что им не были опасны здешние болезни. На них показывали пальцами. Не менее десятка прохожих вынуло из карманов нечто, что Вагнер идентифицировал как сотовые телефоны. Ему не хотелось гадать, куда они звонили.

- Рассредоточиваться!!! – завопил он. – Рассредоточься!!! Парализаторами их!!!

Наемники парализовали зевак. Некоторые из закутанных в толстую одежду прохожих начали бежать, продолжая что-то выкрикивать в свои карманные телефоны. Боже! Ведь сейчас сюда пришлют полицию? Армию?

Барыла оценил ситуацию точно так же, как и майор.

- Рассредоточься! – орал он. – Раздать радиостанции из контейнера. Офицеры ведут отдельные группы к местам концентрации!

Иван, Хайни и какой-то блондинчик из роты почетного караула как раз взламывали сургучные печати на конвертах, относящихся к "плану Б". Примчались еще две шумные патрульные машины и столь же громогласная карета скорой помощи, но Марта влепила в них из импульсной пушки. Шикарное оружие для путешествий во времени. Оно не наносило ущерба людям, не уничтожала машин. Вагнер трясся от холода. Он мельком глянул на свою жену, сидящую в транспортере. Вместе со служанкой они напяливали на себя все, что у той имелось в рюкзаках, и пытались закутать ребенка. Пробковые шлемы все чаще летели на мостовую. Люди пытались штыками как-то приспособить собственные одеяла, делая из них что-то вроде пончо, чтобы хоть как-то помочь уже имеющимся бурнусам и мундирам в тропическом исполнении.

К Вагнеру подскочил Зорг, докладывая, что необходимо где-нибудь добыть план города. К счастью, майор знал, как это сделать в данные времена. Долгие часы, проведенные в библиотеке, именно сейчас начинали давать свои проценты. Он подскочил к ближайшему киоску.

- Дайте, пожалуйста, план города, - процитировал Вагнер по памяти, пытаясь говорить на самом чистом польском. Все равно, заспанная девица, которая как раз открывала свою лавочку, поняла его с большим трудом.

- План? Четыре пятьдесят, - зевнула она во весь рот.

Вагнер бросил ей золотую монету с чудесным изображением польского орла.

- Сдачи не надо.

- Блин, а это еще что такое? – Девица пялилась на номинал: сто тысяч польских злотых. – Что это еще за приколы?

Вагнер достал из кошелька горсть золотых монет и бросил на покрытый цветастыми журналами прилавок.

- Держи. Дай мне план.

- Да заберите свои дурацкие жетоны. Четыре пятьдесят! Могу дать подешевле, девяносто седьмого года, всего за три семьдесят.

К счастью, майор был готов к любым обстоятельствам. Он вынул из сумки нечто ужасно ценное – настоящую свеженькую морковку, даже с зелененьким хвостиком.

- Я дам ее тебе за план города, - заговорщическим тоном сказал Вагнер. – Самая настоящая. Понюхай…

Девица покосилась на морковку.

- Сумасшедший! Придурок! – завопила вдруг она и попыталась закрыть окошечко киоска.

Вагнер совсем потерял голову и рванул из кобуры револьвер. Рукоятью он разбил стекло и схватил пачку карт, закрепленных на стеллаже резинкой. И тут девица пшикнула ему чем-то в лицо. Майор чуть не сошел с ума от боли.

- Зорг! Я утратил зрение. Берешь командование на себя.

- Спокойно… - Сбоку подошел Барыла, которому осточертела эта заминка. – Наверняка перечный газ. А может иприт? Понятия не имею, какими боевыми газами в аэрозоли пользовались их гражданские лица.

Он поднял майора с земли и плеснул ему в лицо водой из баклажки. 

- Идиотка! – гыркнул генерал.

- Что это вы? – вынырнула из-за прилавка девица, все еще держа в руке небольшой баллончик. – Он мне стекло разбил! Полиция!

Барыла бросил ей слиток золота.

- Полиция… полиция… - передразнил он перепуганную женщину. – Может сразу на помощь весь Варшавский Договор вызовешь.

- Так ведь его уже нет. – Девица зыркнула на слиток. – Ну, правда… - Она проверила ногтем металл. – НАТО вызывать и вправду не стану.

Барыла подтолкнул майора в сторону транспортеров, а сам развернул добытый с таким трудом и жертвами план города.

- Добре… Рассредоточение в соответствии с приказами, - скомандовал он. – Вагнер? Видишь уже хоть что-нибудь?

- Нихрена! Теплые слезы стекали по воспалившимся щекам. – Поймала меня, пизда!

- Возьми себя в руки и хватит истерик. – Генерал освещал карту пробиркой с химическим светом. Потом он вернулся к киоску и за второй слиток купил себе электрический фонарик. Заинтригованная девица даже вставила ему две батарейки и показала, как пользоваться. Но выражение, мягко сказать, удивления, с ее лица не сходил.

 - Замечательно. – Барыла явно нашел на плане то, чего искал. – Бери парней за жопу и выполняй приказы!

- Зорг! – Вагнер пытался хоть что-то увидеть с помощью залитых слезами и жгущих глаз. – Рассредоточивайтесь! Быстрее! Если кто пернет не по уставу, приказывай расстрелять на месте!

Группа молниеносно разделилась на четыре отряда поменьше. Каждый из них направился в противоположном направлении. Вагнер, еще не совсем в себе, на транспортере с женой, ребенком и служанкой, с многочисленным семейством Барылы и "штурмовиками" из роты почетного караула, протирал слезящиеся глаза. Боже, как вокруг было пусто!

- Поехали!

Водитель, ослепленный все более многочисленными фарами ехавших с противоположной стороны машин, паниковал. Кто-то врезался им в бок. Чудовищные отзвуки прессуемого железа… Кто-то начал кричать. Еще две патрульные машины и скорая помощь. Марта, укрывшись за броневыми плитами на крыше транспортера, стреляла из импульсной пушки. А те, о чудо, совершенно не отвечали огнем. Их транспортер не мог зажечь фары, потому что их попросту не имел. И буквально через секунду они вновь врезались в какой-то автомобиль. Визг гусениц, скользящих на булыжниках мостовой при отступлении, вопли водителей, звон чего-то уже совершенно неправдоподобного, едущего по рельсам в самом центре города… Железная дорога? Освещенный электрическими огнями трамвай? Что это было? Что это было??? Мамочки мои!!!… Вагнер пересчитывал машины своей группы. Двадцать транспортеров и пятнадцать грузовиков сбились в невероятную кашу. Ни о каком строе не могло быть и речи. Никто ведь не готовил их к ночной поездке. В эту секунду один из паровых грузовиков сбил уличный фонарь. Прохожие звонили в различные службы, докладывая о каки-то сумасшедших в странных машинах, мающихся дурью в самом центре города.

- Пан генерал, - Вагнер сполз по лазу в командный центр. – Мы не справимся!

- Не паникуй.

- Мы очутились во временах, где имеется электроника. Надо сдаваться. Это единственный наш шанс. Будем торговать нашими знаниями и химией, которая им неизвестна.

- Не паникуй, Андрюша.

- Сейчас они пришлют сюда вертолеты! И маленькие танки с двигателями на солярке, но с огромными пушками! И вообще, сбросят на нас атомную бомбу!

На это Барыла только слегка усмехнулся.

- Выполняй приказы, Анджей. Дуй назад, наверх.

Вагнер вскарабкался по лесенке и снова выставил голову из люка. Он глянул на чешскую сигнальщицу в чужой куртке, но та сейчас мало могла пригодиться. Семафор ночью мало мог пригодиться, и девица, кусая язык, изучала инструкцию своей новенькой американской радиостанции. Она просто не знала, как связаться с остальными группами, щелкала переключателями наугад, но кроме шумов в динамике ей ничего добиться не удавалось.

Долбаный план Б. Они въехали на Грюнвальдский мост. Божечки, как же вокруг было пусто! Пусто и густо одновременно. Домов меньше, зато машин дочерта. Здесь на мосту не удалось бы устроить даже самой маленькой кафешки. Впрочем, он и так был очень узким. Шнуры слепящих фарами автомобилей занимали все полосы мостовой. Прохожие на тротуарах показывали на их машины пальцами. Вновь многие из них куда-то звонили – здесь никто и никогда не видел парового локомотива на гусеницах, оборудованного пушкой и парочкой тяжелых пулеметов. Никто из них не видел практически голых людей в ноябре. Никто еще не видал гепардов, тигров и котов, выставляющих головы из люков и щурящих глаза, чтобы в них не попадал снег. Вагнер понятия не имел, на что рассчитывал Барыла. Когда они съезжали с моста, Марте пришлось обезвредить еще четыре полицейские машины. Когда же у этих здесь лопнет терпение? Когда же вместо полиции появятся вертолеты и эти ихние маленькие, убийственные дизельные танки, позволявшие сделать так, что их бронированная смерть могла быть раз в двадцать меньше чудовищных паровых транспортеров из будущего? Когда они вышлют самолеты и бомбы с лазерным наведением? Через час? Два? Ведь у них все время имелся электрический ток. У них имелись эти их чертовы компьютеры, прекрасно развитая сеть связи. Шенов ведь еще не было. Господи… на что же рассчитывал Барыла?

Сью Кристи-Андерсон, одетая в ночную кружевную рубашку, мундир, одеяло с дырой для головы и комбинезон химзащиты, выставила голову в люк.

- Туда! – показала она рукой.

Они свернули к Министерству Контрабанды. Черт! Это здание все еще было Воеводским Управлением, и самое смешное, само воеводство тоже еще существовало. Никаких конюшен рядом не было. Зато имелся огромный, пока что пустой, паркинг, который позволил бы им совершить разворот направо более-менее в строю. Смешно, Барылу, который здесь работал, наверняка бы не впустили в его личный кабинет.

Вагнер проигнорировал красный свет на каком-то странном столбике на обочине, потому что не знал, что он означает. И тут же раздавил небольшой "фиат". По нему прокатились, получая удары от следующих машин в левый борт. Господи… Ну и катавасия… Гусеницы давили лакированную жесть. А тут еще эти ебаные клаксоны! Снова патрульные машины. Марта совершала чудеса, управляясь на крыше с импульсной пушкой. Но при этом она совсем потеряла голову и вколола себе целый шприц в голое бедро. Через мгновение ее голова начала мотаться из стороны в сторону, девица начала пулять по всему, что шевелилось по сторонам. Боже, Боже, Боже… У них не было ни малейшего шанса! Барыла свалял огромного дурака!!!

Они проехали мимо Национального музея, потом через Воеводскую Горку, где не было никаких лифтов в подземелья – холм просто кто-то раскопал, окружил забором и так оставил… Потом Вагнер приказал свернуть влево. Остановились они на пустом паркинге, возле какого-то странного строения, выглядевшего как конус со срезанной верхушкой, перевернутый и воткнутый в землю.

- Блин, куда с тирами!? – вопил какой-то служитель "Рацлавицкой Панорамы", о чем гласила надпись на его куртке. – Сюда нельзя с грузовиками!!!

Нафаршированная амфетамином Марта выпалила в него из импульсной пушки. Сам электрический шок ничего плохого не сделал, но вот полет на десяток метров и удар спиной в бетонную стенку – явно так. Вагнер соскользнул по лесенке в центр управления, но Барылы там уже не было. Тогда он выскочил через эвакуационный люк, свистнул двух тигров из карательного взвода, чтобы те сопровождали его для охраны, и побежал разыскивать генерала. За ним бежала чешская сигнальщица, шлепая босыми ногами по асфальту, докладывая при этом, что ей удалось связаться с Хайни на Полянке и Долгоруковым на Бискупине. Вот только белокурый "почетный караул" куда-то затерялся, но их грузовики находятся на Поморском мосту, потому что по радио она слышала, как полиция что-то говорит о пятнадцати "неосвещенных тирах", застрявших именно там…

Что такое "тиры"??? Вагнер на бегу развернул одну из добытых с такими трудностями карт и, сквозь слезы, текущие до сих пор по причине перечного газа или же иприта, пытался сориентироваться в ситуации. Ноль на массу. Карта была составлена на каком-то странном польском языке. Что может означать "Партизанская Возвышенность"? Что, какие-то партизаны захватили высоту в городе? И до сих пор там держатся? Тогда почему же эти до сих пор не прислали свои танки и артиллерию? Нужно было сравнять эту высоту с землей, а не увековечивать названия на карте… До него не доходило. А может это какие-то пацифисты?

К счастью, Барыла уже сидел на своем раскладном деревянно-брезентовом стульчике рядом с одним из гигантских грузовиков. Его голые волосатые ноги слегка дрожали (тропический мундир, вариант 31, предусматривал только шорты, а колотун здесь был такой, что….), но на генерале еще имелось переделанное в пончо одеяло и чудовищного желтого цвета пуховая куртка, явно содранная с кого-то из прохожих.

- Ну как, Андрюша? – Генералу, казалось, было все до лампочки. – Допьем? – Он указал на бутылку, которую адъютант поставил на серебряный поднос.

- Надо сдаваться, пан генерал, - ответил Вагнер. – И выторговать, что только удастся, продавая им наши знания.

- Не паникуй, хлопец.

- Пан генерал… Наших застопорили на Поморском мосту! Хайни с Иваном еще как-то удалось замаскироваться, но уже через четверть часа эта их "полиция" обнаружит наши машины!

Барыла выставил лицо под летящие с неба снежинки пополам с дождем.

- Говорят, что это полезно для кожи…

- Снег? А если радиоактивные осадки пройдут в кожу?

- Здесь никаких еще осадков нет.

- Пан генерал! Вы должны принять решение!

Барыла ухмыльнулся.

- Так я уже принял его. Еще до того, как отправляться через Врата Времени… Речьпосполита юбер аллес. "Од можа до можа", как говаривали наши отцы.

- Что вы хотите сделать, пан генерал?

- Не пизди, Андрюша! – Барыла дал знак адъютанту. – Ты же прекрасно знаешь, что я хочу сделать.

Вагнер застыл на месте. Он знал. Прекрасно знал. Где-то, как бы за пределами его существования, разыгрывались апокалиптические сцены. Барыла приказал дать американке медицинский компьютер. Он же отдал приказ очистить ее за пять минут, потому что позднее… Генерал всегда выполнял данное им слово, если это ему ничего не стоило. Он любил угождать собственным людям, потому что по этой причине уровень морали рос. А потом… через пять минут господин генерал Речипосполитой Польской, Рафал Барыла, приказал своему адъютанту снять затворы с громадного резервуара, размещенного на самом ближнем грузовике.

- Тяни.

Адъютант потянул за шнуры.

- Выпускай.

Два пальца одновременно нажали на соответствующие кнопки. Раздалось чудовищное шипение. Адъютант расчихался, потому что мельчайшие пылинки попали ему в нос.

- Боже! Боже… Боже!!! – крикнул Вагнер. – Вы выпустили шены, пан генерал!

- Ну да.

- Вы только что убили пару миллиардов людей, пан генерал.

- Именно.

- Господи Иисусе!… Они же не были подготовлены…

- А мы что, были?

- Божечкииии…. Вы только что пришибли им все электричество. А ведь они не смогут прокормить все эти миллиарды людей трехпольной системой! Ведь это же массовая смерть.

- А как же… Только не в Польше. На этих грузовиках у меня имеется новая химия, новые растения. Я смогу прокормить даже пятьдесят процентов поляков. Здесь же до сих пор неиспорченный климат. Имеются естественные растения. А ты как считал, Андрюша? Что я только-только с дерева слез? После перехода во времени мы попадаем в век электроники. И что же. Ведь нас тут же вычислят и пришьют. Но я выпустил шены! Китайской бомбы у меня нет, зато целых три года специальный компрессор собирал их в этот контейнер прямиком из воздуха. Неважно, каким макаром… Теперь они распространятся по всей атмосфере. И хана электричеству, всем их радиостанциям, радарам, самолетам, телефонам и двигателям внутреннего сгорания! Конец!!! Теперь мы рулез, парень!

Барыла встал со своего стульчика и сделал несколько шагов на своих коротеньких кривых ножках. В тропическом мундире и желтом пуховике он и вправду выглядел очень смешно.

- Дева Мария!… Ну зачем вы это сделали? Вы убили несколько миллиардов человек одним нажатием на кнопки контейнера. Они же ничего не смогут сделать без удобрений!

- Ну и что? Убил. – Барыла добродушно усмехнулся. Речьпосполита юбер аллес. Речьпосполита рулез. От моря до моря, мать ее ёб! Пану Яну не удалось, потому что у него было маловато оборудования, но я это сделаю!!!

- А что американцы?

- Не пизди. Шены я выпустил по двум причинам. Во-первых, потому что бы без них меня в эти придурочные времена сразу же бы вычислили и пришили. Теперь же у них будут другие проблемы в голове, чем поиски неосвещенных машин по всему городу. А во-вторых… Что намного важнее… - Барыла ткнул в сторону Вагнера своим толстым, поросшим редкими волосами пальцем. – Американцы тоже перенеслись во времени. У них же, в горах Шайенн, там тысячи контейнеров. У меня имелся только один. У них чертовски хорошо организованное государство, с бешенным производственным потенциалом. У меня же только малюсенькая европейская страна. Но… И теперь хрен им пригодятся все их тысячи контейнеров! Я привез сюда шены. Привез современнейшие паровые машины, экстрахимию, суперлекарства и семена, о которых никто не мог и мечтать. Так что посмотрим, кто будет сверху. Поглядим, удастся ли американцам построить тысячи парусников, чтобы перевезти армию через океан до того, как Речьпосполита растянется от Атлантического до Тихого океана! От Полярного круга до Средиземного моря! Поглядим…

- Вы… - Вагнер сглотнул слюну. – Вы с ума сошли, пан генерал… Вы только что убили несколько миллиардов человек… - повторил он.

- Вагнер! А знаешь, почему я выбрал для этой миссии именно тебя? – Барыла поправил полы украденной у кого-то желтой куртки. – Знаешь? Нет? Потому что ты наиболее добросовестный из всех офицеров Твердыни Вроцлав. Если бы не я, тебя давно бы уже не было, говнюк! Но я знаю, что ты выполнишь любой приказ, ходя за спиной и называешь меня жирным пидором!

- Пан генерал… Я…

- Сейчас ты возьмешь своих людей за задницу и поведешь их в Тшебницу, на пункт сбора, предусмотренный Планом Б. Выполняй!

Вагнер инстинктивно отдал честь. Ему было холодно, глаза все еще слезились после чертового иприта, и вообще, настроение было хуже не придумаешь. Но Барыла был прав. Приказ он выполнит. Ему было известно, где находится Тшебница, хотя в его времена такой город уже не существовал. Ёбаный Автобан нах Познань.

Майор подошел к какому-то прохожему, остановившемуся, потому что раньше никогда не видел необычные машины на паркинге под Рацлавицкой Панорамой.

- Прошу прощения, - он до сих пор еще протирал платком глаза, - где тут автобан нах Познань?

- Какой еще, псякрев, "автобан"?

- Ну… Автобан. Шоссе, автострада или как там… Highway. Ну, автострада на Познань?

- Какая, блин, автострада??? – выпучил глаза мужчина в теплом пальто. – А дорога на Познань вон там, - указал он рукой направление.

Впрочем, у него у же не было времени заниматься этим чудаком, потому что именно в этот момент вокруг начали гаснуть уличные фонари. Он не мог знать, что на свете уже не будет электричества. Повсюду гасли лампы, замолкали телефоны, останавливались автомобили…

Только лишь паровой конвой Вагнера мог теперь без проблем отправляться в свой путь.

Журнал "Science Fiction" 02/2001 – Польша

Перевод: MW - 04/2003.

Все права принадлежат авторам.
Публикуется с любезного разрешения Переводчика.
Копирование допускается со ссылкой на данный сайт.

Вернуться к категории [ Научная фантастика ]


 

Смотрите также раздел [ Библиотека любителя астрономии ] - скачать астрономические книги бесплатно

Смотрите также раздел [ Статьи по астрономии ] - скачать астрономические статьи и рефераты бесплатно

Смотрите также раздел [ Книги по астрономии ] - купить в сети Интернет

Смотрите также раздел [ Планетарий ] - статьи из научных журналов

Смотрите также раздел [ Новости астрономии ]







Электронный магазин "Nature’s Sunshine Products" - Украина. Доставка продукции "NSP" почтой по Украине


Astronomical Portal
www.galactic.name

Copyright © 2007- 2017 - A.Kuksin

поддержи
наш сайт!